Жанна Ямайкина

Мужчины и дискриминация в России

Пора задавать вопросы

В конституции РФ чёрным по белому записано: ‛Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации‛. И тем не менее, закон не всегда совпадает с негласными общественными нормами и реальными практиками. К сожалению, до полного равноправия полов в России ещё далеко.

Более того, постсоветское общество так привыкло к гендерной дискриминации, что её часто не замечают даже сами пострадавшие. И всё же иногда острая тема подымается. Тогда речь идёт чаще всего о нарушении прав женщин. Во всём мире их средний заработок составляет лишь две трети от заработка мужчин, Россия здесь не исключение. Женщины чаще становятся жертвами домашнего насилия, они же обычно – жертвы изнасилований и унизительных сексистских шуток „про блондинку‛.

Дамы встречают больше преград на пути к высоким постам во власти и науке. Так, например, с учетом выборов, которые в 2008 году прошли в 54 странах мира, сейчас в целом представительницы женской половины человечества занимают лишь 18 процентов мест в высших органах законодательной власти. Из почти 200 глав государств лишь чуть больше десятка – дамы. К тому же, именно женщины делают основную часть домашней работы – рутинной и утомительной, но не оплачиваемой и, значит, не престижной. Подобные факты можно перечислять долго.

Тем больше удивления вызывает словосочетание „Дискриминация мужчин‛. При чём же здесь они? Если во всех вышеописанных ситуациях мужчина в более выигрышном положении, на что же ему жаловаться? Да вот как раз жаловаться-то и не принято. „Мальчики не плачут‛ - так воспитывают парней. Может поэтому так редко кто-то решается поднять тему притеснения именно „сильного пола‛? А ведь говорить есть о чём.


Армия


Первое и самое очевидное дискриминационное явление в России касающееся мужчин 18-27 лет – служба в армии. „Отдавать долг Родине‛ исключительно мужская обязанность. Она не зависит ни от желания, ни от физической и моральной готовности, ни от планов самого призывника. За отклонение от воинской повинности полагается уголовная ответственность. Служба чаще всего носит исключительно принудительный характер, кроме того, она сопряжена со многими лишениями, „дедовщиной‛, временами представляет серьезную угрозу жизни и здоровью солдат. Желающих отдать таким образом свой „долг‛ среди молодых особ мужского пола, по понятным причинам, не так уж и много. Правительство, однако, считает, что имеет право использовать их неоплачиваемый, а значит рабский, труд в течение означенного срока, а если в последствии понадобится, то призвать снова. За это время, пока их сверстники-парни тратят ценные юношеские годы, нужные для старта, на строевую подготовку, девушки обычно получают образование, строят личную жизнь, сами решают, чем заниматься и как развиваться.

Хотя по законодательству оба пола равны, фактически у мужчины призывного возраста отсутствует право на жизнь, существует принуждение на определенный срок к военной службе или труду без какой-либо компенсации, с ограничением прав без решения суда, но лишь на основании возраста и пола.


Медицина


Мужчине государством отводится роль „пушечного мяса‛. Его жизнь и здоровье ценится меньше. В каждой поликлинике есть гинеколог, в стране созданы центры матери и ребёнка, женские консультации. Но не то что в провинции, даже в столице вы долго будете искать специалиста по мужскому здоровью. Уверена, даже мало кто знает, что такой специалист называется „андролог‛.

Государственными и международными организациями тратятся приличные суммы на исследование и лечение чисто женских заболеваний, таких как рак груди, например. В то же время на борьбу с раком простаты, который приносит на 62% больше смертей, практически ничего не выделяется.

С детства мужчине внушают, что он должен быть сильным, что означает кроме прочего, никогда не болеть, поэтому „сильному полу‛ просто стыдно признаваться в своих проблемах со здоровьем и тем более ходить по поликлиникам, они и не ходят. При этом ежегодно более одного миллиона мужчин умирают от болезней сердца и сосудов, что примерно в десять раз больше, чем женщин. Смертность мужчин в молодом возрасте (15-24) в три раза превышает смертность женщин. От травм, полученных на производстве, мужчин погибает в десять раз, а от всех видов насилия - в два раза больше, чем женщин. На данный момент в России курит 65% мужчин и 30% женщин. Ежегодно заканчивающих жизнь самоубийством мужчин примерно в шесть раз больше, чем женщин.

По заявлению бывшего министра регионального развития России Владимира Яковлева, в стране из 20 млн мужчин трудоспособного возраста примерно 1 млн отбывает заключение за различные преступления, 4 млн служат в системах МВД, МЧС и ФСБ. Еще 4 млн - хронические алкоголики, а 1 млн – наркоманы. Министр сообщил прессе, что мужская смертность в России в 4 раза превышает женскую и "Сейчас потери здоровых мужчин сходны с потерями СССР в годы Великой Отечественной войны". (Интерфакс, 2005 г.)

Законы государства тщательно оберегают здоровье и жизнь женщины, определяют особые повышенные нормы охраны труда женщин, предельные нормы нагрузок. Любая работа сопряжённая с рисками по определению мужская. Объясняется это тем, что женщинам надо рожать. Но, во-первых, далеко не каждая женщина собирается и будет рожать. Во-вторых, ребёнка надо не только выносить, что длится 9 месяцев, но и воспитать, это раз в двадцать дольше, для чего нужно здоровье обоим родителям. К тому же, такая дискриминация мужчин автоматически притесняет и женщин. В трудные времена, когда стоит вопрос выживания и прокорма семьи, многие женщины пошли бы на тяжёлую и рискованную работу за хорошим заработком. Машинистом метро, например. Однако, „оберегая материнство‛ государство туда женщину не пустит. Не важно даже, что женщина может быть убеждённой чайлд-фри, или, например, уже в климактерическом возрасте. Государство решило как за женщину, так и за мужчину, не оставив им личного выбора, словно они не способны сами разобраться, взвесить все риски и принять самостоятельное решение.


Пенсия


Мужчина выходит на пенсию в 60 лет; после чего живет около 2-5 лет. Можно говорить о фактическом отсутствии права на пенсию. Дамы становятся пенсионерками в 55 лет, на пять лет раньше, чем «сильный пол» и для них на пять лет меньше необходимый стаж для получения пенсии. По данным Росстата, ожидаемая продолжительность жизни в России на 2008 год составляла 61,8 год у мужчин и 74,2 года у женщин. После выхода на пенсию среднестатистическая женщина живет около 15-20 лет. В России соотношение пенсионеров-мужчин и женщин — 1:2. Таким образом мужчины оплачивают часть женских пенсий.

Не справедливые рамки пенсионного возраста в некоторых случаях отрицательно отражаются и на женщинах. Например, при расчете банковского кредита у женщины меньше шансов его получить или получить под низкий процент как раз по причине менее продолжительной трудовой жизни. К тому же, в тех странах бывшего Советского Союза, где социальные выплаты мизерные, выход на пенсию практически равняется переходу в группу населения, находящуюся за чертой бедности. Так что более ранний выход на пенсию в таком свете может выглядеть скорее как недостаток, чем как привилегия. Да и психологический момент ощущения себя «профессионально ненужной» настигает женщин раньше из-за пенсионной планки.


Тюрьма


Помимо этого, наши мужчины дискриминированы еще и в уголовном наказании, которое значительно строже для них. Пожизненное заключение и смертная казнь в России не распространяется на женщину, какое бы преступление она ни совершила. Быть мужчиной – один из самых сильных дискриминационных факторов в судебной системе. Уголовный закон в отношении мужчин предполагает большие сроки наказания, жесткие режимы содержания под стражей, женщинам значительно легче получить досрочное освобождение. Или вот, например, согласно статье 90, пункт 1 уголовно-исполнителного кодекса РФ осужденным женщинам, в отличие от мужчин, разрешается получать посылки без ограничений количества.


Семья


Негласно, а иногда даже законодательно, мужчины ущемлены в семейном праве. При разводе, несмотря на декларируемое равенство прав родителей, суд обычно оставляет ребёнка именно матери при прочих равных условиях. Часто этот факт связывают с тем, что большинство судей, ведущих такие дела, сами являются женщинами и предвзяты в своих решениях. В случае выплаты алиментов на детей, у отцов фактически нет права контролировать расход отчисляемых средств.

Полностью отсутствует также право настоять на желанном отцовстве или отказаться от нежеланного отцовства. В тех странах, где разрешён аборт, в России в том числе, беременная в большинстве случаев имеет возможность единолично принимать решение о рождении ребёнка, в то время как отец обязан содержать детей вне зависимости от своего согласия на их рождение, даже в ситуациях, когда беременность наступила в результате обмана со стороны женщины, например, вследствие заведомо ложного заявления об использовании ею контрацептивов. И хотя проблема желанного отцовства не имеет пока однозначного решения, поскольку слишком сильно завязана именно на физиологии, поднимать эту тему стоило бы, хотя бы с точки зрения стимулирования ответственного родительства как явления.

Внимание современного сообщества сфокусировано лишь на одном родителе — матери, что ведёт и к перегрузке женщин и к недооцениванию отцовской роли. Отечественное законодательство не стимулирует отцовство. Кто-то подсчитал, что слово „Отец‛ встречается в Семейном кодексе РФ всего четыре раза. По этой же причине мужчина формально имеет право, а фактически — нет, на получение опеки над детьми в результате развода. В большинстве случаев дети автоматически передаются матерям, потому что таковы традиции. Вместо того, чтобы вникнуть в реалии отдельно взятой семьи и в деталях рассчитать, с кем данному конкретному ребёнку было бы объективно лучше оставаться после развода, почти всегда судьи упрощают себе работу и действуют по стереотипу «дети — дело женское». Одинокому мужчине сложнее взять на воспитание ребёнка из детского дома, чем одинокой женщине.


Общественное мнение


Еще одна сфера – мужской образ в общественном восприятии. СМИ, кино, реклама часто навязывают стереотип о мужчине как плохом отце, неряхе, склонном к насилию лентяе, сексуально озабоченном бездельнике и потребителе алкоголя. Женщины тоже страдают от навязанного образа казалось бы положительной, но ограниченной домохозяйки, терпеливой, заботливой и даже жертвенной матери, и одновременно красивой дурочки. Предъявляя к мужчине высокие требования в карьере, финансовой состоятельности, общество одновременно априори считает его „плохим и виновным‛. Мужчина, который долгое время работает на одном месте, но не продвигается вверх по службе вызывает недоумение. У него нет права на слабость или роль жертвы. Заявление об изнасиловании в милиции и дальнейшие разбирательства для жертвы - женщины не самая приятная процедура для неё, но уж мужчину, можно быть практически уверенным, просто засмеют. Избитый муж – для многих повод для иронии и насмешек, а не сочувствия. В то время, как отрывок из фильма, в котором ударят женщину, возможен только в качестве драмы и будет негативно оценен аудиторией, сцена, в которой мужчину бьют в пах, всё ещё часто фигурирует в качестве „шутки‛ в низкопробных комедиях.

А много ли работодателей адекватно отреагируют на мужчину, который станет отпрашиваться пораньше, чтоб забрать ребёнка из садика или и вовсе захочет уйти в декретный отпуск? Если женщину слишком привязывают к роли „матери и хозяйки‛, то уж мужчину зачастую вообще лишают семейных функций. Предполагается, что кроме карьеры, ему больше ничего не должно быть нужно. Так человек низводится до роли экономическо-сырьевого придатка семьи. Убеждение, что ответственность за материальное обеспечение семьи или оплату совместного досуга несут люди определенного пола (обычно мужчины) – это всё тот же сексизм, который видит женщин сексуальными игрушками и „домашними курицами‛.

Так от трудового законодательства до рекламы чистящих средств мужчины дискриминируются по разным пунктам, но одновременно с женщинами. Ни тем ни другим это не приносит пользы.

Хотелось бы подчеркнуть, что все вышеперечисленные формы дискриминации мужчин являются не результатом борьбы феминисток за равноправие, а итогом законодательной деятельности государственных органов, во многих из которых доминируют мужчины. Такое притеснение мужчин является следствием гендерных стереотипов, оставшихся от патриархата. И искоренение таких „мужских‛ проблем возможно только в тесной связке с искоренением женской дискриминации. Сторонники патриархата часто пытаются представить эти два полюса одной проблемы как взаимоизвиняющие друг друга. Мол, мужчины чаще умирают, зато больше получают за свою работу, а женщинам мало платят, зато их больше опекают. Только нужно ли такое уравнение, когда обоим плохо? Ведь равное положение мужчин и женщин куда привлекательнее всеобщего бесправия.