Александра Колесникова, Ольга Шнырова

Откуда берутся дети в XXI веке?

Грустные размышления о сексуальной безграмотности подростков

Девушка: «У меня задержка 10 дней, я могу быть беременной?» Врач: «Когда был половой акт?» Девушка: «Три месяца назад».

Это один из многих вопросов, заданных врачам-гинекологам после лекций по репродуктивному здоровью, которые читались в профессиональных лицеях, техникумах и вузах города Иваново осенью прошлого года. Целевой группой стали девушки 15—17 лет. Мы (Ивановский центр гендерных исследований) как организаторы этой просветительской акции присутствовали на большинстве лекций и стали свидетелями настолько низкого уровня грамотности девушек-подростков в вопросах, связанных с репродукцией и сексуальными отношениями, что это поразило не только нас, но и работающих с нами гинекологов, которые многое повидали за время своей врачебной практики. Конечно, уровень знаний в этой сфере варьируется в зависимости от возраста, учебного заведения (студентки первых курсов вузов более информированы, нежели ученицы техникумов или лицеев), соотношения «город — район» (в районных учебных заведениях грамотность в этой сфере самая низкая), но и обобщающая картина выглядит достаточно удручающе.

Наиболее частые вопросы: «Можно ли многократно использовать тест на беременность?», «Как предохраняться?», «Бывает ли менструация во время беременности?», «Можно ли использовать постинор и как часто?», «Какие бывают виды абортов?», «Как часто можно делать аборт?».

Девушки 15—17 лет не знают элементарных вещей об особенностях своего организма: что такое овуляция, как высчитывается менструальный цикл, каковы признаки беременности. Одна из врачей НИИ материнства и детства, участвовавшая в нашем проекте, рассказала, что недавно к ним была доставлена рожать девушка 17 лет, которая не могла понять, что с ней происходит, не знала, что такое менструация и половой акт. Не имея представления о том, откуда берутся дети, она полагала (и её родители, кстати, тоже), что просто поправляется. Описание подобных казусов мы можем найти в произведениях писателей позапрошлого века, в то, что такое может происходить в наше время, поверить трудно, но, к сожалению, это печальная реальность.

Общая неграмотность в сфере физиологии дополняется предрассудками в отношении гормональной контрацепции. Здесь две крайности: одни используют постинор по нескольку раз в месяц, хотя этот препарат считается средством экстренной контрацепции и запрещён к применению во многих странах в силу большого количества побочных эффектов. Другие считают гормональные контрацептивы очень вредными для здоровья (больше всего, естественно, волнует перспектива увеличения веса), поэтому полагают, что лучше сделать аборт. Аборт воспринимается как нормальное явление, часто как основное средство контрацепции. Учащаяся одного из лицеев (17 лет от роду) поведала лектору, что она сделала восемь абортов, при этом моральные аспекты проблемы были просто выше её понимания. Она делает аборт каждые несколько месяцев, воспринимая это как неприятную, но терпимую медицинскую процедуру, и наивно полагает, что в будущем, когда выйдет замуж, она ещё «успеет нарожать столько детей, сколько захочет».

Презервативы также мало используются как средство контрацепции и предохранения от заболеваний, передающихся половым путём (ЗПП): «кайф ломают и парням не нравятся». К ЗПП отношение достаточно несерьёзное: многие не знают об их видах и последствиях, но считают, что в наше время это легко лечится. В общем, идущий сейчас по первому каналу сериал «Школа», который вполне можно характеризовать популярным среди молодёжи термином «жесть», не так уж далёк от истины.

Аналогичная ситуация наблюдается в стране в целом. Отсутствие элементарной грамотности неизбежно ведёт к ухудшению репродуктивного здоровья подростков. По данным ряда исследований, до 25% девушек школьного возраста страдают различными формами нарушений репродуктивного здоровья. При этом подростки начинают половую жизнь в возрасте 15—16 лет и раньше и ведут её достаточно активно: по данным статистики, 53,5% девочек-подростков к 19 годам успевают сменить от трёх до шести партнёров.

Ранние половые отношения в сочетании с неграмотностью в сфере контрацепции неизбежно приводят к ранним беременностям, которые также неизбежно приводят к ранним абортам. По стране в целом статистика констатирует 10% абортов среди несовершеннолетних. Это более чем в 2—3 раза превышает аналогичные показатели таких стран, как Финляндия, Швеция, Дания, Нидерланды.

Наша страна лидирует по уровню ЗПП. Заболеваемость сифилисом в России почти в триста раз (!) превышает усреднённый показатель стран Западной Европы, и среди молодёжи ситуация особенно тяжёлая. Среди всех новых случаев сифилиса 13,7% зарегистрированы у подростков до 19 лет, причём девушки-подростки инфекциями, передаваемыми половым путём, болеют значительно чаще, чем юноши.

Российское правительство в последние годы уделяет большое внимание охране семьи, материнства и детства, концепция демографической политики до 2025 года ставит охрану репродуктивного здоровья в качестве одной из приоритетных задач государственной политики. В рамках реализации нацпроекта «Здоровье» укрепляется материально-техническая база родильных домов и женских консультаций, улучшается лекарственное обеспечение беременных женщин. Но достаточно ли этого для повышения рождаемости, если будущие матери с юного возраста становятся не способными к производству здорового потомства из-за легкомысленного отношения к своему здоровью, проистекающего из элементарной неграмотности?

Это снова ставит вопрос об отсутствии эффективных образовательных программ, способных дать несовершеннолетним необходимые знания и сформировать у них положительные установки, направленные на сохранение репродуктивного здоровья и рождение в будущем здорового поколения.

Бурные дебаты о сексуальном образовании школьников велись у нас в конце 90-х, когда в школах началась реализация проекта Министерства общего и профессионального образования РФ и Министерства здравоохранения РФ «Половое воспитание школьников». Однако программа вскоре была свёрнута из-за сопротивления церкви и консервативных кругов. С точки зрения её противников, «программы сексуального воспитания фактически отменяли христианские этические установки, понятия таинства брака, греха, блуда, непристойности, извращения и др.». Наиболее консервативно мыслящие авторы обвинили программу в том, что она является целенаправленной, спланированной за рубежом акцией по сокращению численности российской нации, что превратило вопрос о половом воспитании в школах в политический фактор и затруднило обсуждение этого вопроса по существу.

Справедливости ради следует отметить, что сильная оппозиция сексуальному образованию подростков, особенно со стороны религиозных групп, существует в США и в католических странах Европы. Однако там это приводит к тому, что программы по половому просвещению являются факультативными и поддерживаются в основном частными организациями и фондами, в отличие, скажем, от Скандинавских стран, где они получают мощную государственную поддержку. У нас же программа «Половое воспитание школьников» была убрана из школьной программы и вскоре была заменена элективным курсом «Этика и психология семейной жизни», преподаваемым в 10—11-м классах, заменяющим вопросы полового воспитания вопросами морали и этики. В итоге содержание программы очень напоминает моральный кодекс строителя коммунизма, который изучался в советских школах на классных часах, и, по оценке учащихся, является одним из наиболее скучных предметов. Однако в учреждениях профессионального образования такого курса нет вообще.

С темой «Репродуктивное здоровье как составляющая часть здоровья человека и общества» ученики могут ознакомиться в рамках курса «Основы безопасности жизнедеятельности», на которую отводится один урок, но уроки по ОБЖ ведут в основном военные в отставке, можно представить себе, как преподносится этот материал. Встаёт вопрос: откуда подростки черпают знания о репродуктивной сфере человека?

В итоге задача полового просвещения детей и подростков возлагается на родителей, которые делают это в меру своего понимания и возможностей, используя в качестве методичек литературу, которую можно найти на книжных полках. Спрос рождает предложение, и такой литературы сейчас издаётся всё больше. Однако качество такой литературы оставляет желать лучшего, к тому же она практически вся переводная, так что хотим мы этого или нет, но наши дети воспитываются по западным авторам. По крайней мере те дети, родители которых озадачились их половым воспитанием.

Многие же из тех девочек, которые слушали лекции наших врачей, живут в семьях, относящихся к категории неблагополучных, и вряд ли можно ожидать, что их родителям приходила в голову мысль о покупке им дорогих книжек типа «Сексуальной энциклопедии для подростков».

Учителя часто опасаются пригласить в школу даже врача или специалиста, предвидя возможную негативную реакцию родителей, значительная же часть родителей, затрудняющаяся правильно ответить на вопросы ребёнка (достаточно посмотреть дискуссии на эту тему на форумах и в социальных сетях интернета), часто готова передоверить эту задачу образовательным учреждениям. По данным ВЦИОМ, более 40% родителей не против того, чтобы эту информацию детям преподносили на специальных курсах в учреждениях образования.

В последнее время отношение к проблеме начинает меняться: в публикациях в прессе, на круглых столах экспертов, наконец, на заседании комитета Госдумы по охране репродуктивного здоровья, который состоялся 8 декабря прошлого года, отмечается недостаток медико-санитарного просвещения молодых людей и низкий уровень консультативных услуг по вопросам репродуктивного здоровья и поведения. В настоящее время думский комитет по охране здоровья готовит проект федерального закона «Об охране репродуктивного здоровья населения Российской Федерации», который предполагается принять в этом году. Всё это даёт хороший повод для того, чтобы вернуться к обсуждению проблемы полового воспитания подростков с конструктивных позиций с учётом широкого спектра мнений и объективных потребностей общества. Давайте не будем возвращаться к бесконечному спору славянофилов и западников и признаем, что далеко не всё, что делается на Западе, — от лукавого и непригодно для применения на нашей российской почве. Больше, чем вредим мы себе сами непродуманными скоропалительными решениями, шараханьем из крайности в крайность, пассивностью и безразличием, нам никто навредить не в состоянии.

Полагаем, никто не против того, чтобы в нашей стране одно здоровое поколение приходило на смену другому. Введение программ сексуального просвещения в европейских и американских школах в итоге принесло по крайней мере один результат, который уже не оспаривается: подростки в развитых странах стали позже вступать в половые сношения. Но если мы не хотим опираться на чужой, пусть и успешный опыт, давайте разработаем свои программы медико-санитарного воспитания молодёжи, учитывая всё же при этом, что подростки так устроены, что излишнее морализаторство и чтение нотаций неизбежно приведёт к прямо противоположному результату. Это, разумеется, не исключает необходимости обсуждения с подростками тем любви, верности, ответственности, культуры и этики взаимоотношений между полами. Образовательные программы в учебных заведениях необходимо дополнять просветительской кампанией в прессе, социальной рекламой, вернуться к практике бесплатной выдачи контрацептивов в женских консультациях. Это, конечно, затратные мероприятия, но потребность в них является критической, а пренебрежение проблемой обойдётся очень дорого.