Ольга Исупова

Гендер и старение на XVII Всемирном социологическом конгрессе

11-17 июля 2010 года в Гетеборге, Швеция, состоялся XVII Всемирный Социологический Конгресс. Он проходил под девизом "Социология в движении". С точки зрения организаторов конгресса, поиски однозначных и четко определенных причин социальных явлений, невозможны, в области социальных наук "детерминизм мертв". Это не означает, что нет структур и закономерностей, или нет к ним интереса, но господствующим сейчас является представление, согласно которому структуры всегда в движении и непрерывно изменяются. Вот эти "живые" изменения и стали предметом интереса социологов в 2010 году. При этом организаторы конгресса самокритично уверены, что должна измениться и сама социология, в данный момент, по их мнению, недостаточно "качественно" отражающая и исследующая меняющийся мир.

Поэтому наибольшее внимание на конгрессе уделялось тем вопросам, которые не всегда были в фокусе внимания социологов, но при этом именно сейчас очень важны для общества. Одной из таких областей является старость как таковая, постепенное старение населения всего мира, и связанные с этим гендерные аспекты.

В социальных науках уже даже существует особое теоретическое направление - "ажеизм" (можно вольно перевести как "взрослизм", или "старизм") - это одновременно и новая, и уже общепризнанная концепция, позволяющая социальным наукам не только эмпирически, но и теоретически исследовать старение и социальную старость.

Отдельная Секция на этом Конгрессе (RC11), координатором которой была др. Сара Арбер из Университета Суррея в Великобритании, была посвящена различным гендерным аспектам, возникающим в процессе старения человека. На различных сессиях этой секции поднимались множество разнообразных тем.

Работа и забота

Например, тема оплачиваемой и неоплачиваемой заботы о стариках, а также осуществляемой, во многих странах мира, самими стариками (в особенности, женщинами), заботы о других членах семьи:

Действительно, положение мужчин в старости в отношении к заботе меняется радикально: до этого, они существуют - почти - вне заботы, поскольку и сами в ней мало нуждаются ("сильный пол"), и о других заботятся очень мало или не заботятся вообще, потому что "не королевское это дело". А в старости они как бы возвращаются в статус детей, о которых надо заботиться вне зависимости от пола, потому что слабые очень…

С женщинами же все совсем не так. Во-первых, они заботятся о других всю жизнь, их к этому приучают чуть ли не с младенчества - нянчат младших братьев подчас чуть ли не двух- или трехлетние девочки… Впоследствии объем заботы о других разрастается, достигая своего апогея в жизни замужних женщин с пожилыми родителями, одновременно имеющих маленьких детей либо непристроенных маленьких внуков - в каком конкретно это бывает возрасте, очень варьируется в зависимости от особенностей смертности и рождаемости в каждом обществе, в современных развитых и полуразвитых, типа России, странах такой период обычно наступает примерно в 40-50-60 лет.

Но самое интересное то, что "отношения" женщины с заботой практически никогда не заканчиваются - даже если нет малолетних внуков/правнуков, от жены и в старости обычно ожидается уход за мужем, скорее чем наоборот, причем именно в старости объем этого ухода существенно увеличивается - если раньше было достаточно, фигурально выражаясь, "накрутить котлет", то теперь на женские, тоже уже больные, плечи, обычно сваливается и "вся медицина", от необходимости напоминать о приеме лекарств до физического ухода в случае серьезного заболевания. При этом общественные ожидания таковы, что за самой женщиной (видимо, подразумевается, что она в любом случае проживет дольше мужа, даже если она и не намного моложе его, а старше она быть ну никак не может) ухаживать должен не муж, а ее дети. А вот за мужем - жена, она первая в очереди…

Затем, тема гендерных и других проблем работников предпенсионного возраста на рынке труда, в связи с перспективами все более позднего выхода на пенсию и уменьшением реального размера пенсий, влияние кризиса на работников пожилого возраста -

Проблемы пра-родительства:

Важна и тема помощи в заботе о людях преклонного возраста, которую могут оказать современные технологии -

Рассматривается также тема взаимодействия национального, гендерного, географического аспекта в области изучения старения и ухода за стариками, в особенности в транснациональных обществах, в связи с миграцией.

Вопросы "старения стариков":

Представленность интересов пожилых людей в политике:

Доходы и расходы

Далее, обсуждалась тема различий в качестве жизни стареющих мужчин и женщин в развитых и развивающихся странах, общих моментов и особенностей в темпах и последствиях старения населения в разных странах.

Для большинства людей давно не секрет, что в развитых странах долго живут и мало рожают, и стариков очень много; однако мало кто, кроме специалистов, понимает, что постепенно "стареет" и население развивающихся стран, где детей тоже становится меньше, чем раньше. Масштабы, конечно, не такие, как в Европе, Америке, Японии - однако, государства наиболее "передовых" развивающихся стран осознают, что старики - растущая по численности группа в их населении со своими специфическими потребностями. При этом во многих местах еще нет даже устоявшейся системы пенсий, не говоря уже о более существенных проявлениях заботы о стариках, как в государствах всеобщего благоденствия, где им обеспечивается гарантированный государственный уход, не зависящий от родственников. Естественно, качество жизни стариков где-нибудь в Бразилии, или, тем более, в Африке, совсем не такое, как в Швеции. Однако, свои проблемы есть везде - где-то практически смерть от голода, если нет молодых родственников, ну а где-то - стремление к экономии бюджета государства и стремление возложить на родственников обратно хотя бы часть того бремени поддержки стариков, которое когда-то государство так великодушно взяло на себя…

Последствия старения населения в целом - это, прежде всего, уменьшение процента трудоспособного населения и постепенное увеличение демографической нагрузки пенсионерами, именно в преддверии того момента, когда экономически соотношение станет критическим, даже самые богатые государства ищут возможность сократить нынешние щедрые расходы на пожилых людей - увеличить пенсионный возраст, уменьшить размеры пенсий, сократить количество лет, когда человек находится под опекой государства, сократить объем оказываемой помощи, мотивируя родственников все же больше такой помощью заниматься… Есть даже предложения поставить размер будущей пенсии в зависимость от рождения детей, а точнее, отчислять адресно пенсионные отчисления нынешних трудящихся в первую очередь их родителям, а потом уже бездетным старикам - но оно пока совсем не популярно, ведь бездетны в старости не только истинные чайлдфри, но и многие другие, совершенно в этом "не виноватые" люди…

Интересна тема мужской и женской бедности в старости, в этой связи. У мужчин, с одной стороны, чаще есть пенсии и они больше - поскольку в течение трудовой своей жизни они в среднем больше работали по найму и больше зарабатывали. Но, с другой стороны, старым женщинам чаще, чем старым мужчинам, помогают деньгами взрослые дети - и потому, что, как считается, они больше нуждаются в деньгах, ведь у них пенсий нет или они меньше; и потому, что уже давно распространены, во многих регионах, "материнские" семьи, где отца просто никогда не было, или он, вследствие развода, не растил детей - соответственно, и они не считают себя обязанными ему экономически помогать, если вообще с ним знакомы.

Есть свои особые проблемы у стареющих обществ государств всеобщего благоденствия:

Личное пространство старости: тело и свободное время

Исследуются гендерные особенности использования стариками свободного времени:

Очень важна и популярна тема гендерных различий в отношении к телу при старении:

Ведь, действительно, как по-разному телесно стареют мужчины и женщины! Для мужчин, особенно в обществах, построенных на традиционной, несколько агрессивной маскулинности (например, в Иране, представителем которого был сделан доклад на эту тему), физическое телесное старение часто означает потерю и мужественности как таковой, по крайней мере, может так переживаться индивидуально - то есть важна возможность сексуальных "свершений", или даже "подвигов", которые являются ядром представлений о мужественности; поэтому на помощь приходят мифы относительно сохранения этой способности в нетронутом виде до самого конца - по этой же причине так популярны различные стимулирующие средства именно для мужчин.

Для женского же самоопределения важнее пассивная сексуальность, то есть "сексапильность", способность вызывать у мужчин желание - а также плодовитость. Поэтому центральны темы менопаузы - и тех возможностей, которые дают современные медицинские технологии для сохранения привлекательной внешности "до бесконечности", а также для беременности и родов после наступления климакса - с помощью использования яйцеклеток от более молодых женщин.

Неудивительно, в свете такого развития науки и практики, появление и новых причин заболеваний и даже смерти пожилых людей - причем, гендерно разных - от "передозировки" стимуляторов у мужчин и от последствий бесконечных пластических операций - у женщин…

Интересно диаметрально противоположное понимание многими понятия "стареть достойно", в этой связи - для очень и очень многих, это означает - стареть в молодом, по видимости, теле; но есть все же и те, кто считает, что достойная старость - это суметь гармонично принять телесные изменения на каждом этапе, именно такой путь - залог психологического благополучия и по-настоящему долгой жизни…

Это отражают и культурные репрезентации и смыслы, придаваемые старению мужчин и женщин различными обществами:

Для многих интенсивно доминируемых мужчинами, особенно традиционных культур, символическое старение женщин происходит гораздо раньше, чем старение мужчин, и гораздо раньше старения биологического - но, в то же время, женская старость там подчас более гармонична и приемлема для человека, чем мужская. Женская старость - это потеря "естественной" привлекательности (для организаторов мировых конкурсов красоты, это происходит уже в 20 с небольшим лет; для многих традиционных культур в целом - все же ближе к 30 годам - так или иначе, очень рано), а затем и способности рожать.

Поэтому относительно периода после климакса, когда женщина как бы перестает быть женщиной, во многих культурах существует множество мифов, старая (как и любая бесплодная, кстати) женщина может символически отвергаться как "пустоцвет", "ведьма", в общем, опасный член сообщества, привлекающий к нему силы зла.

С другой стороны, именно с этим женским возрастом, при условии наличия у женщины взрослых детей, особенно - сыновей - связан повышающийся статус в обществе и власть. Особенно это характерно для арабских стран, из которых тоже были представлены доклады. Но не так давно это было нормой и в России…

Б. Кустодиев. Купец (старик с деньгами)

Для мужчин старость - это или тоже власть и статус, причем гораздо большие, чем у женщин - но это по определению не может быть уделом большинства, именно потому, что власть большая.

Соответственно, для остальных, не сумевших добиться высокого положения в обществе и/или богатства, либо для тех, в традиционном обществе, у кого изначально и не было возможности для "успеха в жизни", - старость - падение, и достаточно болезненное, в некотором смысле - даже символическая потеря "мужского статуса" как такового.

Все это отражают образы стариков в средствах массовой информации, в литературе и искусстве, анализируемые многими авторами докладов на конгрессе.

Движение к старости, или вечная "молодость"?

Как видим, для социологов в старении как отдельного человека, так и целых обществ есть огромное количество разных сторон и аспектов, причем все не только достойны изучения, но и, действительно, интенсивно изучаются.

"Социология в движении" - и тем не менее, изучает не только молодость, обычно с движением ассоциирующуюся - но и старость, просто более актуальную.

Впрочем, где сейчас старость, а где молодость? Границы размыты и каждый день заново переопределяются. Выглядеть надо молодо, но смотреть на вещи не по-молодому глубоко. А также, важно иметь опыт… В результате, в идеале, современному человеку всегда якобы тридцать лет - просто "молодые" тридцатилетние немного наивнее, но лучше выглядят, а "старые" тридцатилетние иногда тратят очень много времени и денег на свое молодое тело, однако гораздо лучше "знают жизнь" - при условии, что еще и не отстают от развития технологий… Иными словами, в 70 лет быть тридцатилетним дороже, но не обязательно сложнее, чем в двадцать…