Татьяна Барандова.

Гендерные заметки на полях политики... в том числе семейной

Из личного

Двенадцать лет назад довелось поучаствовать в дискуссиях о неравноправии и дискриминации по половому признаку, которые явились для меня "холодным душем". Но, полученный опыт заинтриговал, вызвал интерес к глубоким "раскопкам" темы, продолжающийся на уровне научного изучения и преподавания. О чём таком говорили несколько десятков человек, тогда походившие на "заговорщиков-отступников" и от власти, и от науки, и от здравого смысла? Затрагивали мы широкий спектр проблем: - женщины во власти – принимающие решения или обслуживающий персонал?; - задачи в работе законодательных органов по вопросам устранения правовой дискриминации в отношении человека того или иного пола?; - женщина в условиях рынка: безработная или предприниматель?; - женщина в партии: лидер или исполнитель?; - новые гендерные роли и будущее семьи; - опыт женских неправительственных организаций в сфере прав человека, независимо женщина или мужчина, старик или ребенок.

Попутешествовав понимаю, что женщины в Америке и Европе, да и России тоже, достигли формально юридического равенства в большинстве перечисленных вопросов, однако в реальной жизни ситуация неравенства сохраняется и воспроизводится, в том числе через социальную и семейную политику, проводящуюся государством.

Из истории

Осмысливаю модель Светланы Айвазовой (д.полит.наук), которую она строила на историко-психологических аспектах проблемы партнерства. Для краткости я поместила её таблицу, иллюстрирующую положение, как отношений между полами, так и в обществе в целом, ведь это как сообщающиеся сосуды – в одном вода грязная, в другом чище не будет, если не поставить фильтр. В нашем случае фильтром мог бы служить гендерный анализ поднятых проблем.

Тип общества Традиционное Современное Период 7000 лет истории человечества около 200 последних лет Главная ценность Род, его сохранение и физическое воспроизводство Человек, индивид, развитие личности, потенциала Принципы общественного устройства Авторитет силы (физической) Авторитет закона (т.е. – силы моральной) Тип власти Авторитарный (абсолютные монархии, диктатуры, султанаты) Демократический (республики, конфедерации) Общественные отношения упор на СТАТУС (подданный или хозяин) роль за ФУНКЦИЕЙ (равнозначимый) Отношения пола Господство-подчинение Равенство - равноценность Идеология отношений между полами Естественное назначение (женщина рожает, а мужчина добывает) Социальная обусловленность (что необходимо и кто может это сделать лучше) Принципы отношений Взаимодополнение Взаимозаменяемость

В контексте исторической ретроспективы переломный момент произошел в период буржуазных революций и промышленного перехода, лишь два века назад. Модель примерно такова:

1. На начальных стадиях, как активную силу революции, женщин используют для разрушения старого строя и достижения (мужских) целей власти, обещая равные права.

2. После завершения «смут» становление современных демократий начинается с умышленного отчуждения ряда категорий (инвалиды, женщины, дети) от основных прав, нарушается достигнутое в рамках совместной борьбы равноправие, что есть корень лицемерия.

3. Женщины осознавшие себя равноценными личностями, начинают отвоевывать обратно эти права в социально-семейной, гражданско-политической, экономической, наконец, физиологической сферах, выходя на радикальный феминизм (заявляя «сексуальной революцией» право на тело и распоряжение им).

"Отвоевывать права"

Если кому-то нужно что-то «отвоёвывать» – это война внутри социума, и центральная ось лежит между консолидированной демократией (как политическим строем с обозначенными ценностями) и традиционным патриархальным обществом (как идеологией и культурой). Что происходит на практике? Данный тезис можно развернуть, но сконцентрируемся на аспекте семейной политики.

Процессы становления феминизма России последнее десятилетие развивались не с нуля - в нашей стране существовала традиция изучения «женского вопроса», складывалась с конца XIX века, активно задействовалась в ранний советский период выступлениями Александры Коллонтай, но в период тоталитарного развития была «заморожена» и осталась на уровне профанации в десятилетия «социалистического благоденствия». Между тем демократизация общественной жизни способствовала возрождению в стране независимого женского движения в виде, в котором оно формировалась за пределами советского лагеря. Возникнув под давлением мощного движения 60-х годов XX века на Западе, к девяностым оно заново пришло в Россию. В среде активистов были политики, ученые, причем не только женщины. Они и бросили вызов господствовавшим традиционалистским взглядам. Суть вызова - требование учитывать при разработке любой теории об обществе, что составляющие это общество люди не бесполы, имеют различное воспитание и социальный опыт, а потому по-разному реагируют на то, что происходит.

Но на российской почве, потерявшая преемственность тема, была воспринята «иностранкой» вместо того, чтобы быть востребованной с новым ракурсом взгляда на вопросы социальной и семейной политики, оказалась в тисках противоречивых тенденций. К моменту либеральных преобразований социалистическая идеология изжила себя, общество в нее не верило, а «женский вопрос» считался её неотъемлемой составной частью, следовательно, его значимость была поставлена под сомнение. С другой стороны, экономические перемены спровоцировали усиление гендерной асимметрии — неравенства в позициях женщин и мужчин, ухудшение положения женщин во многих сферах общественной жизни.

Анализируя опыт решения женского вопроса в СССР, сделан вывод о так называемом «контракте работающей матери». Этот «негласный договор» принес советской женщине двойную нагрузку, поскольку осуществлялся с упором именно на материнскую функцию, но для советской системы производственная деятельность женщины была обязательным условием. Социальная политика концентрировалась на (юридическую и частично материальную) поддержку совмещения женщиной двух обязательных ролей, усиливая защиту «правильной» рожающей и работающей гражданки. Государство гипертрофированно вклинилось в отношения мужчины и женщины, «выкинув» в итоге мужчину из треугольника взаимоотношений. Как это произошло? Оно взяло на себя отцовские функции: заботу о женщине в период вынашивания, родов, вскармливания детей; уход во время болезни, воспитание в детских садах, обучение, а при отсутствии пропаганды отцовства - это не способствовало общению между отцами и детьми. Женщина морально и материально оказалась замкнутой не на мужчину и парные отношения, а на государство, которое «услужливо» переложило на её плечи всю ответственность за детей и стариков (еще – кошек, собачек, в деревнях за домашний скот), что депривировало партнерскую семью. Почему мы удивляемся, что отцы отказываются от исполнения родительских обязанностей и содержания ребенка в случае расхождения официального брака? В 38% случаев взыскание алиментов на детей осуществляется на основании судебного решения, число исков растет. На фоне других европейских стран наши мужчины проявляют отсутствие персональной ответственности за отношения в семье, и даже за своего ребенка, не потому ли, что 20% никогда не видят детей?

Из публичной науки

Один из социологов современности Энтони Гидденс объясняет, что «гендер» — это «не физические различия между мужчиной и женщиной, а социально формируемые особенности мужественности и женственности". Гендер означает «социальные ожидания относительно поведения, рассматривающегося как соответствующее для мужчин и женщин». Сюда включаются вопросы взаимодействия как на уровне общества, так и в семье, в личной жизни.

Согласно социологическим теориям, семья и группы, состоящие из людей с одинаковым социальным статусом, являются прототипом первичной группы. В них людей ценят и считают сложившимися личностями (а не выхватывают отдельные свойства, как при вторичных отношениях, например между покупателем и продавцом). Первичные взаимоотношения затрагивают глубокие чувства, подразумевают тесный контакт и высокую степень личного участия. В силу этих причин семья является мощным средством социализации. В СССР семью при формировании личности заменил школьный или трудовой коллектив. Из мужчины был «вынут» фундамент мужской идентичности, а к женщине «добавлены» сверхчеловеческие ожидания и претензии. И те, и другие не могли без дополнительных усилий достойно справляться с предъявляемыми требованиями. Первые – спивались, вторые – надрывались. Но об этом надо писать самостоятельную статью.

Социальная система развалилась в период Перестройки. Женщина теперь получает льготу у работодателя (безработные в социальных службах государства), если сумеет доказать необходимость в поддержке. Однако проблемы возникли острые - передел собственности и власти произошел не в пользу российских женщин. Справедливый баланс сил так и не установился за прошедшее десятилетие, отсюда МАССОВЫЕ нарушения прав женщин в бизнесе, особенно в связи с материнством, в целом экономические права человека в сложившемся "либеральном" обществе сильно ущемлены, что приводит к перекосам в реализации женщинами и своих политических прав, например, права быть избранной. Всё это – звенья одной цепи, ведь если в законодательных и исполнительных органах власти отсутствуют женские голоса, видение проблем и предложения решений – то остаются "неприкрытыми" ни законодательно, ни финансово, следовательно, не решаются!

Чуть-чуть пропаганды

Что могут отстоять 6-7% женщин-депутатов Государственной Думы или 2-3% в региональном законодательном Собрании? А в ряде регионов в Думах нет даже единственной женщины! При том женщины составляют более половины избирателей России. Конечно, избранным остается только «играть по мужским правилам». Необходимо отметить доказанный Скандинавией опыт - активность женщин во власти приносит положительные изменения только при наличии не менее 30% женщин на всех уровнях, что и является отражением демократичности общества. Российские исследования также показывают, что страны, регионы и муниципалитеты под руководством женщины показывают меньший уровень коррупции, более высокий уровень финансирования социальных статей в бюджетах и т.д.

Социально-ответственный взгляд на политическое устройство проявится, когда женщины будут составлять значительную массу в составе органа, принимающего решения. Благодаря ИМЕННО присутствию женщин во власти и их участию в дискуссионном процессе политика становится ориентированной на интересы семьи, но при этом не ущемляет права и достоинство женщины как самостоятельной личности, а не "бесплатного" (порой обременительного, судя по количеству разводов) приложения к мужчине.

Из реалий контекста…

Современные реалии таковы, что потенциал воздействия семьи на социализацию юного поколения стремительно уменьшается.

Бедность «прописана» в большинстве российских семей. Уровень бедности пропорционален и количеству детей в семье. Из 3,5 миллионов семей в РФ, только 40% с детьми, не более 10% с тремя и более. Кажется, подспудно включается механизм «самосохранения» в капиталистических стандартах «достойного» уровня жизни. «Жертвуя» родительством, люди выбирают «достойный образ жизни» («джентльменский набор» дорого стоит и включает вопросы качества питания, условия проживания, медицинское обслуживание, образование, потребности культурного и личностного роста, путешествий в пересчете на каждого члена семьи).

Для достойного развития, людям (обоим супругам и работоспособным бабушкам-дедушкам) необходимо интенсивно работать вне дома, поэтому большинство

нуждается в услугах детских учреждений, а государство не в состоянии обеспечить их функционирование. Детские сады, развивающие и художественные школы, летние лагеря - эта система нуждается в социальной поддержке. Сегодня в стране не хватает около миллиона детских садов, а как альтернатива – привлечение наемного работника, предоставляющего услуги по уходу за детьми или престарелыми. Часто это недоступно по экономическим причинам, но даже если доступно, эти «труженики семейного тыла» не всегда имеют педагогическое образование. Кто же оказывает влияние на ребенка и какое качество у этого влияния?

Научно-технические новшества преобразовали жизнь и родительскому авторитету бросают вызов мириады внешних «авторитетов», сводящиеся не только к дворовой компании. Не выходя из комнаты можно получить кумиров через вульгаризованные сайты в Интернет, брутальные персонажи компьютерных игр, рок-звезд и «боевиковских» кино-героев, навязчиво-стереотипных ролей из рекламных роликов, низкой культуры «модных» книг.

Разрушен образ семьи как домашнего рая, идеала мужчины, да для многих женщин и детей дом перестал быть безопасным местом. Продолжается рост насилия над женщинами, растет число детей, убегающих вследствие жестокого обращения с ними. Малолетние бродяги стали приметой современной жизни. Растет подростковая и детская преступность. Исследователи-феминисты говорят с горечью о насилие как извращенном явление, которое уже составляет «нормальную» черту семейной жизни, а статистика убийств и преступлений, совершенных в семье, удручающая по масштабности.

Западные коллеги отмечают и рост негативного влияния внешних по отношению к семье «экспертов» на внутреннюю ситуацию и мироощущение, как в межличностном общении, так и в процессе социализации детей. Различные специалисты в образовании, психологии и педиатрии "помогают родителям", даже запугивают, чтобы защитить детей зачастую от мнимого родительского "невежества". Опека в России в существующем виде приводит к комплексу "родительской неполноценности", особенно у работающей женщины, совмещающей карьеру, получение образования, самореализацию с воспитанием ребенка в одиночку, если передает ребенка на попечение старикам и вынуждена к длительным разлукам. Помимо прессинга общественного мнения на неё сваливаются социальные службы, заинтересованные в получении галочки для оплаты, а не в положительных результатах деятельности. В кризисных ситуациях это необходимо, но вопрос заключается в установке грани для определения того, что есть проблема и кто есть эксперт, «приклеивающий ярлык».

Не стану углубляться в проблематику суррогатного материнства, прав отца и матери, связанных с судьбой детей в увеличивающихся международных браках. Семейный кодекс РФ от 1996 года страдает противоречивостью и непоследовательностью, не учитывает реальности, в которой живет российская семья. «Жилищный вопрос» исторически является сложнейшим испытанием для людей, особенно молодежи, и порождает конфликты «плохо совместимые с семейной жизнью».

Из проблем, порождающих конфликты

Ярко выражены проблемы межпоколенческой нетерпимости. Выделяют пожилых людей как «уязвимые» и молодежь, как «проблемные» группы. Остановимся на последней, чтоб отразить инновации в сфере сексуальности и брачно-семейных ориентиров молодых людей. В целом, для этой возрастной группы причины возникновения гендерных конфликтов можно обозначить (далеко не полным) списком:

1. Ранняя сексуальность, связанная с изменением поло-ролевых установок в молодежной среде (средний возраст «сексуального дебюта» в 14-15 лет). При этом «религиозно-патриархатный поворот» в системе образования и государственных политик, не поддерживающих сексуального просвещения, приводит к незапланированным детям, абортам, заболеваниям репродуктивной сферы и другим последствиям.

2. Молодежные субкультуры (их обособленность, «бунтарство» и агрессивность по отношению к обществу) формируют новую структуру отношений в семье и паре, повышая уровень агрессивности и мотивации на лидерство у девушек.

3. Новации в идентичности (либерализация сексуальной ориентации) трансформируют отношение к брачно-сексуальным контактам, (не)желанию иметь детей и изменяют гендерные роли разно- и однополых партнеров.

4. Сексуализация и женского, и мужского тела в рекламе (в молодежной среде радикальна и подчеркивает в первую очередь сексуальную привлекательность) приводит к коммерциализации секса.

5. Изменение отношения к родительским функциям, вызванное капиталистическим (достижительно-накопительным) образом жизни, влияет на повышение среднего возраста вступления в официальный брак.

Это только очевидные проблемы, связанные с радикальным изменением гендерных ролей в постсоветской России. Общество изменилось вследствие роста экономического благосостояния и индивидуализации. Сексуальность воспринимается как личное право и персональный выбор, отделенный от религиозных и идеологических ценностей. Сексуальность связывается с получением удовольствия и отдыха, репродуктивная ее функция уменьшается. Возрастают ожидания от сексуальных отношений, повышаются требования к сексуальному партнеру, связанные с получением удовлетворения, обмена. Это подразумевает, что люди ищут и вступают в партнерские отношения, которые предполагают получение «вознаграждения» эмоционального, экономического и т.д.

Пример из жизни

Если отношения перестали «вознаграждать» - люди расстаются. Традиционные формализованные семейные узы изобретены человечеством для «цементирования» отношений, усложнить их расторжение. А чтобы облегчить процедуры сожительства и расставания, современным человечеством придуман заменитель, названный многозначительно и двусмысленно – союз, основанный на фактических брачных отношениях. В простонародье - «гражданский брак».

Не ошибусь, сказав, что на европейском континенте в отношениях «гражданского брака» проживают не менее трети всех семейств. В странах Скандинавии, например, живут в таких семьях всю жизнь, рожают по трое-четверо детей. Россия имеет тенденции, когда по различным данным, от 6 до 9 миллионов детей живут в неполных семьях и где не зарегистрированы брачные отношения.

Цифры не были бы озвучены, если бы не громкие скандалы и «звездные войны» за детей, всколыхнувшие волну обсуждения проблем семьи как в СМИ, так и в высших коридорах власти. Кто только не спекулировал на скандале вокруг наследника Орбакайте и Байсарова, хоть поднятая шумихой проблема выходит за рамки отдельной пары. Но шум улегся, пыль осела и что же в сухом остатке? Герои скандала сошли со сцены, а обсуждение не вышло на широкую орбиту, не приобрело общественно-значимого звучания. Тем не менее, попытка была - в ходе парламентских слушаний о состоянии современной российской семьи, прошедших в Государственной Думе в период острой стадии разбирательств между вышеупомянутыми экс гражданскими супругами. Замечу, что сама поехала на слушания после распространившегося слуха, что «там будут запрещать гражданские браки». Хотелось понять, что происходит за прочными стенами и глухими затворами в жерле непрозрачного законодательного процесса. Сейчас информации о слушаниях не найти и на сайте соответствующего комитета, а задуматься есть о чем.

Из политического дискурса

Серьезного обсуждения тогда не получилось, и не потому, что Кристина Орбакайте отвлекла внимание СМИ и устроила переполох в ходе докладов (что показывает непонимание важности гендерных вопросов и приоритетов самими журналистами), а из-за противоречивости и неадекватности выступлений их участников. Судите сами, что почерпнуто из основного доклада компетентного юриста (женщины), депутата с семнадцатилетним стажем, на заре парламентаризма избранной от демократической организации.

Оказалось, цель слушаний состояла в том, «чтобы появилось комплексное законодательство, которое укрепляет и поддерживает благополучную семью, то есть ту, которая основана на зарегистрированном (легальном и законном) браке, имеет детей, выполняет все, что связано с добросовестным материнством и отцовством».

В негативной форме было отмечено, что Семейный кодекс уравнял права брачных детей и рожденных не в браке (в 1996 в РФ 200 тыс. детей рождалось вне брака, а сейчас полмиллиона). Кажется, радоваться надо улучшению демографии, да и с точки зрения интересов детей это правильно, но… депутаты озабочены тем, что это «фактический отказ родителей, супругов от того, чтобы государство вмешивалось в их семейную жизнь и не хотят ни поддержки социальной государства, ни защиты…»

Выход государство нашло в том, что «не может отказываться от поддержки и защиты ребенка», в какой бы семье не родился, но вопрошает «разве государство не обязано специально подтолкнуть семьи к тому, чтобы заключали браки», считая, что это более надежные семьи, где уверенно чувствует себя женщина… Звучал и вопрос почему отец должен быть уравнен с матерью в фактическом браке, если не хочет брать ответственность, не регистрирует брак… Факт, что растет волна отцов желающих самим растить детей – это хороший показатель, надо поддержать, осознавая, что многие просто не хотят платить алиментов матери. Вот так – и вашим, и нашим.

Выяснилось, что происходящее в реальных семейных отношениях…должно быть в первую очередь обсуждением и заботой власти! Замечено, что мы живем в ситуации, где есть однополые браки. Буквально цитирую «нужно определиться: фактический брак, однополые семьи, как с ними быть?» Но волнует депутатов лишь, что государство не может оградить ребенка от воспитания в однополой семье. Это к вопросу об усыновлении (в т.ч. сирот) и искусственному оплодотворению! Дословно: «если все-таки признаем, что у нас есть фактические брачные отношения и однополые браки, то будем квалифицировать их в зависимости от того, какими правами располагают родители, какие семьи государство поддерживает. Благодаря признанию мы можем ввести запреты»… Вот, оказывается, и суть...

Однако главный смысл заключался в том, что «огромные территории надо заселять», подытоженный в патетическом завершении основного доклада: «неужели не понятно, что для того чтобы Россия была сильной, имела перспективы в будущем, также массированно, как большевики разрушали семью, нужно ее укреплять и защищать. В этом сила России, а не в чем-либо другом».

Вместо заключения

Вместо комментариев хочется воспользоваться методом контр-вопросов, которые несколько месяцев не выходят из головы по причине абсурдности.

Можно считать благополучной семьей официальный брак, держащийся на побоях? Должно ли государство определять «правильные» и «неправильные» модели семейных отношений или это прерогатива людей? Если государство готово выработать индикаторы «правильности», то как будут проводиться замеры? Сколько потратит на это бюджет? Благополучна ли для защиты бездетная семья пенсионеров, или лиц с физическими отклонениями, празднующая золотую свадьбу? Нарушены ли стратегические интересы ребенка, если семья «банкротится», потому что мать перестала заниматься бизнесом, чтобы постоянно находиться рядом? Значит ли, что поправки в Семейный Кодекс должны носить характер, дискриминирующий полмиллиона в год детей, рожденных в незарегистрированном браке? Следует объявить их «незаконнорожденными» со всеми вытекающими последствиями? Как это увязывается с правами человека? Или стимулированием рождаемости для выхода из демографического кризиса? Должна ли соцподдержка навязываться семье/паре? Есть ли доказательства того, что зарегистрированные семьи более надежны (при 50% уровне разводов)? Правомочен ли вопрос о том, хочет ли государство (!), чтобы гомосексуальная женщина рожала детей через искусственное оплодотворение, а мужчина усыновлял сироту? Почему отец не уравнен с матерью в фактическом браке, если мать не хочет регистрировать брак или ведет асоциальный образ жизни? Продуктивна ли политика запретов в сфере личных взаимоотношений? Какими мерами нарушенные запреты будут караться? Не есть ли это сигнал начала тоталитарного режима? Неужели непонятно, что в демократическом государстве вопросы партнерства, семьи и сексуальных отношений решают сами люди, а совсем не государство?

Но самая важная мысль, с которой начинались эти заметки: опыт публичной общественной жизни сделал современных женщин независимыми от государства и мужчин в смысле интеллектуального руководства или даже финансовой поддержки. На семейную жизнь влияние оказывает деятельность женщин вне дома. Мне лично неуютно при мысли, что под прикрытием лозунгов о защите детей или любых «благих» целей от восстановления численности нации до разрешения кризисного положения семьи, те, кто принимают политические решения, бросают подводные камни. Сродни взращиванию идеологии нетерпимости к «иным» по принципу невозможности иметь детей или сексуальных предпочтений, навязывания тотального контроля личной (в т.ч. семейной) жизни, свойственные идеологиям нацизма и национализма.

Я не хотела бы принести на алтарь чьей-то псевдо-патриотичной или экономической ошибки право самой решать с кем и какую семью создавать, свободу личности, право на выбор и распоряжение своей жизнью, выстраданные в их "отвоевывании" (помня и об обязанностях). Пусть оставят за самой женщиной право на самобытность поведения, ориентации на успех и достижение результатов, на самореализацию потенциала, а обеспечат доступность ресурсов для развития… Если это будет сделано, то женщины изыщут возможность быть счастливыми матерями преуспевающих детей, радуясь их успехам с тем партнером, с которым интересно жить. Некоторым не хочется, чтобы всех стригли под одну гребёнку и запихивали под пристальное око государства, чтобы «осчастливить» очередной социальной поддержкой «только правильных»! Вот так – если начистоту…