Несколько интервью о гендерном равенстве. Беседовала Наталья Биттен

, , , ,

Ирина Тартаковская, Ольга Здравомыслова, Зоя Хоткина, Ольга Воронина, Галина Михалева, Надежда Шведова и Нина Останина отвечают на вопросы Натальи Биттен о равенстве, феминизме, положении женщины в СССР, социализме и многом другом.

Тартаковская

Ирина Тартаковская. Социолог, специалист по гендерной проблематике и истории феминистского движения. Старший научный сотрудник Института социологии РАН.
– Советский Союз считался первой страной победившего равенства, в том числе между мужчинами и женщинами. А было ли это равенство реальностью?
– Равенство полов провозглашалось внутри страны. Но на самом деле, если смотреть историю советского периода, в ней были разные политики в отношении гендерного равенства. Главным мотивом было не равенство как таковое, а вовлечение женщин в строительство социализма. Для этого их надо было вывести из традиционной патриархальной семьи, дать им возможность стать работающими матерями, при этом опираясь преимущественно на государство. Было ли это равенством? Нет. Потому что женщины работали в основном в мало-оплачиваемых и мало-престижных областях экономики, меньше зарабатывали и никогда не допускались к сколько-нибудь значимым рычагам власти.
-Но в советские времена существовали женские 30-процентные квоты в Верховном совете…
– Да, но Верховный совет был декоративным органом, где не принималось значимых решений. Решения принимались в Центральном комитете компартии и в Политбюро. А там за всю советскую историю была одна женщина – министр культуры Екатерина Фурцева.


– А был ли феминизм в Советском Союзе?
– К феминизму в СССР изначально относились как к буржуазному движению (по Энгельсу и Бебелю). То есть негативно.
– В 1990-е годы многим передовым женщинам показалось, что гендерное равенство достижимо. Однако, этого не произошло. Почему?
– Женское движение, которое возникло в этот период, в дальнейшем разделило судьбу всего гражданского общества в России. Оно не было его значимой частью, и оно быстро угасло вместе с другими политическими силами.
– Как вы считаете, нужен ли России феминизм, как политическое движение?
– Феминизм, как борьба за реальное признание равных прав и равных возможностей для женщин (экономических и политических), за возможность свободного выбора жизненного пути, за соблюдение прав личности любого пола, безусловно, нужен.

ЗдравомысловаОльга Здравомыслова.  Доктор философских наук,  социолог, исполнительный директор Горбачёв-Фонда.
– Сейчас на слуху термин «патриархатный ренессанс». Считаете ли вы, что это правильная характеристика современного этапа развития российского общества?
– О «патриархатном ренессансе»  заговорили не сейчас, а в начале 90-х годов.  Исследовательницы гендерных проблем  назвали так тенденцию  усиления дискриминации женщин на рынке труда, вытеснения женщин в сферу домашнего хозяйства (неоплачиваемого труда) и  распространения  застойной «женской бедности» (феминизации бедности). Но одновременно – как противовес  этому – в 90-е годы  в России формировалось независимое женское движение, и  возникла гендерная критика  нового социального порядка.
У нынешнего исторического периода иная специфика.  Современный российский тренд – завоевание традиционалистской  идеологией и политикой лидирующих позиций в публичном пространстве. Противовеса им не существует: критическая рефлексия и социальные движения, способные  ответить на  гендерные  вызовы, сейчас,  практически,  отсутствуют.
– Думаю, найдется много желающих спросить, а чем плох традиционалистский подход, зачем нам гендерное равенство?
– Мы живем в XXI веке, и  выстраданные  историей (в том числе и российской) ценности –  права человека, достоинство личности  и (в этом же ряду) гендерное равноправие  – отменить уже невозможно. Отсутствие такого существенного  компонента модернизации, как гендерное равенство, несомненно, отбрасывает общество  в архаику.  Сейчас это  очень опасно.
– Какие силы, могут вывести наше общество из ситуации, когда проблемы достижения гендерного равенства практически исключены из повестки дня в  публичном дискурсе?
– Гражданское общество, которое будет действовать в направлении демократизации и модернизации. Усилия отдельных граждан, которым дороги ценность свободы и принципы демократии. Если традиционалистская тенденция будет усиливаться, то в обществе произойдут острейшие конфликты и рост  насилия на гендерной почве.  Это  крайне  негативно  скажется, в первую очередь,   на семье, детях и молодежи. Это обречет на неуспех  демографическую политику.  Иначе говоря,  речь идет о будущем России, поэтому  альтернативы движению в направлении достижения гендерного равенства у нас, по большому счету, нет.

Ольга Воронина. Доктор философских наук, директор Московского центра гендерных исследований (МЦГИ).
– Существует ли гендерная цензура в России?
– Существует, но как скрытое явление на уровне подсознательных традиционных установок людей, которые работают в СМИ – как на уровне руководства, так и среди обычных журналистов. Определено можно сказать, что доступ женщин для выражения своих мнений и социальных интересов в СМИ чрезвычайно затруднен. Даже женщины-журналистки чаще всего говорят и пишут «не своим голосом» и воспроизводят стереотипный образ «слабого пола», озабоченного удачным замужеством и шопингом. Разумеется, на этом фоне не нужны статьи или репортажи о дискриминации женщин в политике или на рынке труда в России. А в тех редких случаях, когда интервью дает профессионально успешная женщина, она – в угоду общественному мнению – может подчеркнуть, что вовсе не феминистка, а вот так случилось, ей просто повезло сделать карьеру, и она конечно же сама стирает мужу рубашки и печет пироги детям.
– Почему социально активные, успешные женщины публично отмежевываются от феминизма?
– Потому что в России создан весьма неприглядный образ феминизма. Особенно активно он формировался в конце 80-х в начале 90-х годов ХХ века. С началом перестройки в СМИ проявился критический пафос, который был направлен не против общества, дискриминирующего женщин, а против самих женщин, которых обвиняли в забвении своего «природного предназначения» и прочих грехах. Одновременно формировался образ феминизма, как движения, воинственно настроенного против мужчин, которое создают женщины неуспешные в личной жизни, некрасивые, а чаще всего лесбиянки… Карикатурный образ кривоного синего чулка. И женщинам не хочется, чтобы этот образ с ними ассоциировался.
– Почему карикатурный образ феминизма оказался таким устойчивым?
– Потому что параллельно со свободой слова возникло то, что мы называем гендерной цензурой. Уже в перестроечные времена свобода слова понималась лишь как свобода слова для журналистов, а не для общества. Поэтому сейчас можно говорить о нарушении свободы слова женщин как гендерной группы для представления своих социальных интересов (В скобках замечу, что свободы слова для представления своих интересов лишены и многие другие социальные и этнические). И если в плане политики, экономики, истории в СМИ появляются непредвзятые суждения и разнообразные точки зрения, то по проблемам прав женщин и гендерного равенства, и в целом по проблемам прав человека дискуссия закрыта.
– Можно ли сказать, что гендерный дискурс в СМИ закончился вместе со сворачиванием общественных дискуссий по проблемам прав человека?
– Я бы сказала, что проблема не только в этом. Практически все российские правозащитники считают, что проблема дискриминации женщин по полу носит надуманный характер. Они просто игнорируют сложную, но отнюдь не неразрешимую проблему сочетания общих и специальных прав женщин в том ключе, как об этом говорится в документах ООН. Гендерная дискриминация носит системный социальный характер, и преодолеть ее можно только усилиями всего общества.

Зоя Хоткина. Научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, эксперт ООН по вопросу гендерного равенства.
–  Какие изменения произошли за 100 лет с ролью женщин на рынке труда в России?
– Произошли кардинальные количественные и, главное, качественные изменения. Если в начале XX века на рынке труда преобладали мужчины, а доля женщин среди занятых была не более 20 процентов, то теперь соотношение практически 50 на 50. Женщины, которые трудились тогда по найму вне дома, были в основной массе малограмотными, а сегодня уровень образования занятых россиянок выше, чем у мужчин.  В начале прошлого века, более половины женщин работали в качестве прислуги. Сегодня в числе основных сфер занятости – образование и здравоохранение, где трудятся преимущественно женщины с дипломами высшего и среднего образования. Качество и человеческий потенциал высокообразованной женской рабочей силы в современной России очень высок. Производственным оплачиваемым трудом российские мужчины и женщины  заняты практически на равных (женщин среди занятых – 49%), а львиную долю репродуктивного  домашнего труда – выполняют женщины. Поэтому уровень экономического развития страны и качество жизни российских семей в большей   степени зависит от женщин, чем от мужчин.
– В контексте борьбы за равные права на рынке труда: какие цели надо ставить женскому движению?
– Сейчас государство заботиться только о репродуктивных правах женщин, а их трудовые права полностью переданы на откуп работодателям. Женщинам платят за труд меньше, не только потому, что среди них много низкооплачиваемых учительниц и уборщиц, а среди мужчин – высокооплачиваемых начальников и шахтеров. По данным кадровых агентств, на одних и тех же рабочих местах менеджерам-мужчинам предлагают заработную плату на 25-30 процентов выше, чем женщинам. Похоже на то, что как и 100 лет назад, женщинам придется бороться за право на равную оплату за равный труд и восьмичасовой рабочий день. Подобная ситуация в начале XXI века – тревожный симптом.

Михалева

Галина Михалева. Исполнительный секретарь Политического комитета Российской объединенной демократической партии “ЯБЛОКО”, Председатель Женской (гендерной) фракции, сопредседатель Совета по консолидации женского движения России.
– 8 марта возник как день борьбы женщин за свои трудовые права. Согласны ли вы, что их невозможно защитить, не имея прав политических?
– Безусловно. Нынешняя ситуация с высоким уровнем дискриминации женщин на рынке труда, с принятием решений и законодательных актов, которые ущемляют права женщин, лучшее тому доказательство. Это связанно с отсутствием политики по предотвращению и ликвидации дискриминации в отношении женщин. Такая политика может проводиться только, если в органах власти есть достаточное количество женщин. А в высших органах государственной власти Российской Федерации всего 9,36 процента женщин. Самое большое количество женщин в органах местного самоуправления, там, где основные политические и экономические вопросы решены быть не могут. Поэтому не удивительно, что ситуация с гендерным равенством у нас в стране хуже, чем в большинстве стран на постсоветском пространстве, где приняты законы о равных правах и возможностях. В этом отношении ситуация в России ухудшилась по сравнению с серединой 1990-х, когда существовал ряд институтов для обеспечения генденого равенства. Но в путинские времена они все были ликвидированы. И нам сейчас надо выбираться из этого гендерного провала.
– Как вы связываете процессы демократизации общества, женское движение и гендерное равенство?
– Демократия – это возможность граждан принимать участие в принятии политических решений не только в качестве избирателей, но и представителей власти. В России женщины составляют более половины населения страны, соответственно, процент женщин на уровне принятия политических и экономических решений должен быть адекватен этому соотношению. Паритетная политика – самая адекватная и самая эффективная, как показывает мировая практика. Поэтому главная задача нашего пока довольно слабого и разрозненного женского движения – изменять состояние общественного сознания, влиять на лидеров общественного мнения, влиять на политиков, с тем, чтоб женщин на уровне принятия политических решений стало больше. Это может изменить их положение в обществе в целом.

Надежда Шведова. Политолог, доктор политических наук, руководитель Центра социально-политических исследований Института США и Канады Российской академии наук.
– Каковы сильные и слабые стороны женского движения в современной России?
– К сильным сторонам я отношу развитие теоретической базы, накопление научных знаний и реализацию гендерного просвещения, которое помогает формированию самосознания россиянок, основанного на признании права на собственный выбор роли в обществе. Нет единственно верного пути к достижению гендерного равенства, который может сгодиться всем женщинам мира: одни и те же причины  могут вызывать различные последствия. Поэтому так важен вклад российских ученых в гендерные исследования.
Женское движение находится в стадии становления, поэтому слабые стороны тоже есть. Отрицательную роль играют недостаточное осознание активистками своих гражданских прав, недооценка необходимости политического участия, недостаточно развитая взаимосвязь феминистской теории и практики женского движения. Необходимо расширять социальную базу движения, вести работу по строительству коалиций как внутри женских НПО, так и с другими организациями, включая политические партии и профсоюзы.
– Почему, на ваш взгляд, политическое участие так важно?
– Есть несколько причин, почему женщины должны идти в политику. Паритетное представительство женщин в выборных и на назначенных позициях власти — дело справедливости и равенства, если мы строим демократическое общество. Женщины привносят новые элементы в политическую культуру. Женщины выдвигают законодательные инициативы, которые близки интересам женщин, делая государство более социально-ориентированным. Женщины-политики служат «ролевой моделью», примером того, что женщине доступна любая роль в жизни.  Мировой опыт, как, впрочем, и здравый смысл, подсказывают, что только там комфортное государство, где существует паритет женщин и мужчин в семье и вне дома. Поэтому приход женщин во власть — такая же объективная историческая неизбежность, как приход в дом компьютера.

Только социализм обеспечит женщинам подлинное равенство.
Нина Останина. Депутат государственной Думы, КПРФ, Член комитета по вопросам семьи, женщин и детей.

– В России еще в начале ХХ века равенство мужчин и женщин было провозглашено и закреплено в основном законе страны – Конституции. Однако современная российская власть намеренно сводит защиту прав женщин лишь к мерам социальной защиты, что свидетельствует об опасной тенденции вывода женщин за пределы политической жизни страны.
По показателю представленности женщин в национальных парламентах Россия занимает 82 место среди 188 стран мира, имеющих органы законодательной власти. По показателю числа женщин в правительстве мы опустились на 121 место. Исправить ситуацию можно, приняв Закон “О государственных гарантиях равных прав, свобод женщин и мужчин и равных возможностей их реализации”. Но вот уже 8 лет он является предметом острых дискуссий в Государственной Думе. А причина – в нежелании президента и правительства перейти от слов о равноправии женщин к делу.
В структуре исполнительной власти нет института, на который были бы возложены обязанности по обеспечению борьбы с дискриминацией в любых формах в отношении женщин. Это прямое свидетельство отказа от выполнения обязательств, взятых Россией в соответствии с Конвенцией ООН “О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин”. По сути, эту функцию взяли на себя общественные организации женщин, которых, только по официальным данным, в России насчитывается более 300 региональных и 22 федеральных.
Сегодня в России немодно говорить о равноправии полов, о фактах дискриминации по мотивам пола, а проблемы, связанные с дискриминацией женщин, носят скрытый характер и очень сложно признаются властью.
101 год назад Клара Цеткин призвала прогрессивных женщин планеты объединиться в борьбе за свои права и человеческое достоинство. Сегодня этот призыв звучит с новой силой. Мы – женщины – победить можем, только объединив свои усилия.

3 Responses to Несколько интервью о гендерном равенстве. Беседовала Наталья Биттен

  1. kfkfzhfpybwf says:

    почему феминистки всегда такие мммм…. страшные?

  2. ольга says:

    может потому, что это специалисты, женщины зрелого возраста? красота – удел юности. А вот стать доктором политических наук красаучик какой-нибудь сможет ли?

  3. Георгий says:

    Вокруг меня одни девченки жена, теща, дочки, даже домашние питомцы- они все любят меня. Я самый счастливый из мужчин….а вот госпожу Биттен, судя по этой подборке, похоже никто не любит!?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *