Жанна Крёмер. Страшное слово на букву “Ж”

, , , , , ,

Мужчина представляет друзьям супругу. Женщина небывалых размеров: очень-очень толстая и низкая.
– Познакомьтесь! Это моя жена! – и, видя замешательство друзей, добавляет:
– Где брошка, там перед!
(Анекдот)

Источник: iezram.com

Источник: iezram.com

Это было смешно, правда? Особенно, если учесть, что смеяться в приличном обществе уже почти не с чего. Расистские и сексистские шутки, анекдоты про инвалида, блондинку или чукчу всё реже слетают с языка человека, не желающего прослыть неполиткорректным простаком. К счастью ещё есть толстяки! Над ними можно смеяться, правда, в некоторых странах ожирение стало национальной болезнью. Подождите, болезнью? Тогда может такие шутки тоже не этичны? Да нет же, толстяки сами виноваты, значит можно.

Примерно так рассуждает наше общество и, увы, не только смеётся над толстыми людьми. Работодатели повсеместно увольняют или не принимают на работу человека с ожирением, вне зависимости от квалификации. (Giel et al. (2012): Stigmatization of obese individuals by human resource professionals: an experimental study). Полным платят меньше за работу, впрочем, это касается только женщин. Врачи часто списывают любые диагнозы на лишний вес и спустя рукава проводят обследование и лечение реальных заболеваний. Авиакомпании заставляют людей с ожирением доплачивать за билет. Учителя считают толстых учеников более глупыми вне зависимости от их реальных показателей по предмету. А толстых учителей в свою очередь не берут преподавать. Да и просто посторонние люди не стесняются травить незнакомого толстяка, который осмелился танцевать прилюдно.

Автомобили, ремни безопасности, мебель, обувь, лифты, аттракционы в парках развлечений и гинекологические кресла не учитывают в своих конструкциях толстяков и поэтому исключают их из многих сфер жизни или делают их быт опаснее и неудобнее. Такова реальность нашего мира, помешанного на стандартах красоты и стройности.

«Толстый, ленивый, глупый»

29 сентября 2011 года известный американский журналист, основатель журнала «Slate» Майкл Кинсли написал: «Губернатор Нью-Джерси Крис Кристи не может быть президентом: он просто слишком толстый», и далее сделал вывод, что ожирение политика говорит только о его безвольном характере. А крупная немецкая газета FAZ вышла в ноябре 2014 года со статьёй «Можно ли министру здравоохранения иметь лишний вес?», в которой подробно обсуждается вес и привычки питания бельгийской министра здравоохранения и бывшего врача Мэгги Де Блок. Другие газеты тоже поднимали эту тему, ставя под сомнение «правдоподобность» министра.

Можно предположить, что крупный политик наверняка обладает целеустремлённостью, твёрдым характером и другими профессиональными качествами. Однако современная культура «гламура» прочно связывает лишний вес с такими определениями, как «глупый», «медленный», «больной», «вонючий» и «ленивый». При этом часто имеются в виду не только люди с крайне выраженным ожирением, но и даже те, кто имеет пяток-десяток лишних килограммов.

kartinka 1В медиа вы с лёгкостью найдёте результаты различных исследований, доказывающих, например, что «мозг толстяков имеет меньше нейронов, чем у стройного человека» и что даже дружить с толстяками не стоит, т.к. «ожирение заразно». Сам факт наличия таких исследований заставляет усомниться в беспристрастности исследователей. К тому же целая индустрия зарабатывает на комплексах, которые таким образом приобретают толстяки, полные, полненькие и даже совсем не полные люди, которые себя, однако, всё равно такими видят. В 2013 году, например, индустрия диетического питания в США достигла рекордного оборота в 66 миллиардов долларов.

То, что многие факты о толстяках, укоренившиеся в представлении общественности, на самом деле являются неоправданными мифами, говорит немецкий социолог Фридрих Шорб в своей книге «Толстые, глупые и бедные. Большая ложь о лишнем весе и кому она выгодна» (2009). Автор рассказывает, как был введён индекс массы тела BMI и как рамки нормы веса, уровня холестерина и кровяного давления менялись в сторону уменьшения. Причиной происходящего Шорб считает заинтересованность в прибыли производителей лекарств и средств для похудания. Так, например, бюджет якобы независимой организации IOSA, исследующей ожирение, на самом деле на две трети финансируется фармаконцернами.

Большое возмущение

Слово «Fat» (жир) сегодня несёт на себе стигму и, пожалуй, на всех языках мира звучит вызывающе. Наверное, именно поэтому оно охотно используется в самоназвании фэт-активистками, которые борются против дискриминации толстяков. Американская блоггер и эксперт в вопросах визуализации тела Вирджи Товар пишет в своей книге «Горячие и тяжёлые» (2012): «Мой жир политический, потому что людей злит, если я его показываю. Мой жир политический, потому что я его сохраняю».

Источник: ineedfatacceptance.tumblr.com

Источник: ineedfatacceptance.tumblr.com

То, что в русскоязычном пространстве звучит, как почти шокирующая новинка в мире активизма, для мировой истории таковой не является. Уже в 70-х годах в США существовала женская группа «Жирное подполье», которое поднимало тему «политики жира». Так в 1967 году в Центральном парке Нью-Йорка на акцию протеста против предвзятого отношения к людям с ожирением собралось около 500 человек. C 1969 года в США существует NAAFA – некоммерческая организация, которая борется против дискриминации и за улучшение качества жизни людей с ожирением. В частности эта организация занимается предотвращением моббинга, даёт советы по выбору лояльного врача, издаёт туристические гиды для толстых, а также лоббирует политические интересы толстяков как группы.

Сегодня многие блоггеры и люди искусства из разных стран стараются внести свою лепту в фэт-активизм. Так фотопроект «fuck yeah fat positive» пытается противостоять мнению, что толстые люди некрасивы. Принимаются необработанные фотографии всех желающих. Авторы «I Need Fat Acceptance» собирают фото-текстовые вклады с текстом «Мне нужно принятие жира, т.к. …», где каждый участник сообщает свои причины. Фотограф Холли Морис-Кафферо сняла автобиографичную фото-серию «Wait Watchers» на которой видно, как недружелюбно смотрят на полную женщину окружающие в различных ситуациях. Проект «Adipositivity» включает в себя большое количество профессиональных ню-фотографий людей с большим весом. Авторы хотели бы показать красоту толстого тела в качестве альтернативы телу худому, которое принято сегодня считать единственно достойным слова «сексуальный».

Одной ногой в феминизме

Можно заметить, что фэт-активистками часто являются именно женщины, т.к. наибольшему давлению дискриминации по весу и внешнему виду сегодня подвергаются именно они. Фэт-активистки часто хорошо образованы, пишут книги и занимаются научной или журналистской деятельностью.

Предводительница группы «Чабстеров» из США Шарлот Купер, например, – журналистка и автор книги «Жирные и гордые: политика размера» (1998). Свою группу Купер собрала в нулевых годах в Нью-Джерси. Соучастницы стилизованно называют себя бандой. Девушки-чабстеры приветствуют друг друга, складывая пальцы одной руки буквой «о» и держа при этом руку так, словно качают бицепс. Такое приветствие должно напоминать пончик-донат. Группа близка идеям феминизма, занимается акционизмом, ведёт блог, организовывает своими силами юридическую и медицинскую (само-)помощь дискриминируемым толстякам и состоит примерно из 100 активисток.

«Каждый раз, когда ты себе нравишься, это революционное действие» – говорит ещё одна активистка, новозеландская социолог Кэт Поузе. В своих работах Поузе пытается опровергнуть разнообразные мифы, которые бытуют в нашем обществе на счёт толстяков. Направление её исследовательской работы в университете города Месси называется «Fat studies» (исследование жира). Её коллега англичанка Коррина Томрли издала в 2009 году книгу «Исследование жира в Великобритании». А в середине 90-х в Сан-Франциско группа лесбиянок выпускала самодельный журнал «Жирная девушка».

Источник: haleymorriscafiero.com

Источник: haleymorriscafiero.com

В Австрии с 2009 года действует активистская группа «Злые толстые бабы», которая состоит из 12 эмансипированных женщин разных возрастов, выступающих против телесного нормирования, навязываемого обществом девушкам и женщинам. На своём сайте они пишут:

«Увольнение ли, или обвинения в недосмотре (прим: родителей толстых детей), медицинские предписания, лагеря для похудания, операции на желудке, стандарты размеров одежды, пропаганда идеала красоты, стыд и комплексы или отсутствие неунизительного изображения полноты, а также примеров для подражания (прим: в медиа), во всех этих случаях жизнь толстых женщин (или с ними) подвержена дискриминации, что сильно бьёт по самооценке женщин и девушек. Это структурное насилие!».

Нам нужно принятие

Фэт-активистам, бывает, вменяют в вину пропаганду нездорового образа жизни. Однако те настаивают, что их лозунг «Борись, а не сиди на диете!» имеет не столько гастрономический и медицинский, сколько социальный смысл. Дискриминация толстяков в обществе часто прикрывается заботой о здоровье нации, но на самом деле не преследует целью сделать толстяков более здоровыми, иначе насмешкам не подвергались бы полные люди на велосипедах или на танцполе. Фэт-активисты не мечтают сделать всех такими же полными, как они сами. Они просто хотят равных прав и уважения. Инициатор многих немецкоязычных форумов для толстяков Мартина Манер говорит: «Любить и принимать себя в качестве толстого человека, не значит, любить быть толстым».

Нам всем нужно принятие жира, т.к. вне зависимости от размера, права человека у всех неотъемлемы. Можно не приветствовать друг друга жестом «пончик», но с нетолерантностью к чужому телу надо что-то делать. Полегчает в результате, наверняка, не только толстякам, но и другим группам «не-стандартных» людей вроде беременных женщин, рыжих левшей и инвалидов-колясочников.

Материал подготовлен в рамках программы “Гендерная демократия” Фонда им. Генриха Бёлля.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *