Полина Буйвич. О мужчинах и людях

, , , , , ,

«Здравствуйте, дамы, посмотрите на своего мужчину, теперь на меня, теперь снова на своего мужчину, и обратно на меня. К сожалению, он не я.»

Реклама Old Spice, 2010.

Чрезмерную озабоченность собственным внешним видом в нашем обществе принято приписывать, скорее, женщинам, чем мужчинам, но сексуальная объективация касается обоих полов – проблема восприятия своего тела с годами становится сложнее, чем можно предположить. Когда мы говорим о расстройствах пищевого поведения, мы в первую очередь вспоминаем о трагических примерах анорексии или булимии среди молодых девушек, но, скорее, из-за того, что подобные случаи среди мужчин часто замалчиваются. Однако, согласно исследованиям американской ассоциации ANAD 2013 года, 10-15% страдающих анорексией или иными пищевыми расстройствами – мужчины (а показатели среди геев даже несколько выше), и они реже обращаются за помощью, потому как эти заболевания считаются «женскими». Конечный итог болезни при отсутствии должного лечения оказывается печальным у 80% мужчин (50% – у женщин). Они точно так же отказываются от еды и ударяются в изнурительные тренировки, так же падают в обмороки и так же отрицают наличие болезни. Это означает, что давление, заставляющее соответствовать сомнительным стандартам красоты, уверяющее людей в их неполноценности, касается всех без исключения: представителей любой расы, сексуальной ориентации и любого пола.

kenНо для того, чтобы говорить о мужчинах, для начала нам придется все равно вернуться к женщинам, которые традиционно в культуре выставлялись объектом сексуального желания, и такая роль прочно закрепилась за ними в патриархальном обществе. От проституции и изобразительного искусства всех времен до порнографии и навязчивых СМИ – слишком много информационных полей оценивали женщин с точки зрения их внешности в соответствии с неким эстетическим идеалом, и такая объективация, безусловно, влияет на женщин, начиная с самого юного возраста.

И тут, на волне сексуальной революции, выясняется, что женщины точно так же могут оценивать мужчину как объект для эстетического удовлетворения. Многие скажут: а что в этом такого? Привилегированный пол получает по заслугам за многолетнее потребительское отношение. Угнетаемый пол имеет право проявлять агрессию по отношению к угнетающему. Мужчины не имеют права жаловаться на то, что считается нормой в восприятии женщин. Женщина – не объект.

И я, конечно, соглашусь с тем, что женщина – не объект и не инструмент для чужих рук. Этот вопрос давно решен не только опытом феминистического движения, но и индивидуально каждым здравомыслящим человеком. К сожалению, объективация женщин в современном обществе пока все еще остается нормой, в отличие от такой же объективации в сторону мужчин. На сайте The Guardian, где постоянно обновляются публикации в блоге о ежедневном сексизме, недавно появилось видео о том, как мужчины ведут себя в откровенно сексистских ситуациях, которые были инициированы женщиной. Единственный печальный вывод, который можно из этого сделать: похабное поведение на улице, к которому уже привыкли женщины, в обратной ситуации вызывает у мужчин разве что смех и недоумение.

В чем же тогда остается проблема при неравной доле объективации? Проблема в том, что люди не являются объектами в принципе. И если мы говорим о том, что проблема лукизма касается всех без исключения, то мы не имеем право оценивать других людей вообще с точки зрения их физической привлекательности. Тем более, подобные стандарты внешности являются навязанными нам извне.

Согласитесь, то, что для мужчин признать перед родственниками и друзьями даже то же самое расстройство пищевого поведения – это испытание, достаточно неутешительно. В статье HuffingtonPost «TheStateOfMaleEatingDisorders» 2011 года Мэтт Ветцел, прошедший курс лечения анорексии, утверждает: «Женщинам и так ужасно тяжело получить помощь и быть воспринятыми всерьез, а на мужчин, помимо всего прочего, накладываются стереотипы, которые в этом случае ставят под вопрос их мужественность и сексуальность». Концепция маскулинности в нашем обществе не менее устойчива, чем концепция фемининности, и пройдут многие годы, прежде чем что-то изменится в глобальном плане. Но мы, прежде всего, в ответе за собственные действия и мысли, поэтому сделать самостоятельные шаги в прогрессивном направлении уже дорогого стоит.

Несмотря на то, что в самом начале я сразу же заговорила о психических заболеваниях, проблема формирования неправильного представления о теле у мужчин берет свое начало намного раньше. Мы видим нереалистичное изображение мужчины на страницах глянцевых журналов, вывесках магазинов, в телевизионной рекламе – моделей с рельефным, мускулистым телом, ухоженных до кончиков ногтей, зачастую окруженных такими же со всех сторон «идеальными» женщинами-моделями, что, собственно, и формирует у обоих полов определенные ожидания. О восприятии женщин, в том числе и самими женщинами, сказано много, и точно так же многим женщинам нравится именно такой «модельный» образ мужчин – и это не идет никому на пользу. Так же, как и женщины, мужчины чувствуют, что должны вписаться в этот завышенный стандарт, чтобы пользоваться популярностью у противоположного пола. Впрочем, мужчины озабочены своим внешним видом больше, чем об этом вообще задумываются женщины, начиная с волос на лице и теле, заканчивая размером члена. В большинстве своем, женщины готовы закрыть глаза на так называемые недостатки партнера, вроде залысин или пивного живота, даже если их «идеал» мужчины совсем другой – так, женщины довольны тем, что имеют. И несмотря на то, что личностные качества, согласно опросам, при окончательном выборе ставятся выше, мужчины все равно все больше и больше волнуются о том, как они выглядят. Чувству юмора и интеллекту по важности на пятки наступают красивые черты лица и спортивное телосложение.

ken2В отличие от женщин, мужчины меньше волнуются о лишнем весе, но больше внимания уделяют мышечной массе – здесь свою роль играют культурные представления о легких, стройных женщинах и сильных мужчинах. Так культивируется сегодняшний стандарт мужской красоты: брутальность, мышцы, ощущение физической силы – неясно, так ли сильно этот стандарт давит на мужскую самооценку, как стандарт суперстройности – на женщин, но приуменьшать его влияние тоже нельзя. Идеальный мужчина хорошо сложен, выбрит, с максимальным количеством мышечной массы, и минимальным – жира, у него гладкая кожа, рост около 190 сантиметров и тело так называемой V-формы.

Прогуляйтесь по своему району – фотографии накаченных мужчин и стройных женщин с реклам фитнес-клубов уверяют вас в том, что атлетическое телосложение – то, что вам нужно, оно сделает вас лучше и, как следствие, счастливее. Зайдите в торговый центр – вывески магазинов мужской одежды или белья покажут вам то же самое. Одноклассники одинаково дразнят полных мальчиков и девочек. На кого в детстве хотят быть похожи мальчики, какие костюмы выбирают на праздники? Вспомните популярных супергероев, общей чертой которых обязательно являются огромные, зачастую даже гротескные, мышцы. Такой образ мальчики видят на протяжении всего своего взросления, подобно тому, как у девочек все начинается с Барби. В компании подростков, у которых на уровне психики и биологии во время полового созревания творится полнейший хаос, совет «подкачаться» будет наиболее частым в адрес худощавого или, наоборот, полноватого молодого человека. Хуже, когда такое же отношение демонстрируется в семье (например, отцами в сторону сыновей), и формирует у ребенка комплексы с детского возраста. Таким образом, женщинам – диеты, а мужчинам – стероиды.

Социальные сети, где каждый имеет право демонстрировать себя, и популярность селфи, воздействуют еще сильнее, заставляя людей сравнивать себя не только с друзьями, но и с незнакомыми людьми, вместо того, чтобы, например, найти новых друзей и научиться, как перестать концентрироваться на внешности и начать жить. Например, оценивать свои руки не с позиции тощих, недостаточно мускулистых, а с позиции того, как крепко ими можно обнять своих близких, и сколько всего нового ими можно сотворить на благо человечества.

Паблики, ориентированные на мужскую аудиторию, заполнены фотографиями обнаженных глянцевых красоток. А в пабликах для девушек, помимо записей о том, что бы такого съесть, чтобы похудеть, полным-полно фотографий популярных кинозвезд, спортсменов, музыкантов на любой вкус, превращающихся в объект желания, которое женщины стали высказывать в самых неприкрытых выражениях, подобно мужчинам. С укреплением положения женщин в обществе от мужчин стали требовать больше, чем материальное обеспечение: недостаточно быть «хорошим охотником», важны также внешняя ухоженность, хорошая форма, в то же время – эмоциональная отдача в отношениях. И акцент ставится не на последнем, а это означает только то, что планка поднялась. Теперь мужчины не могут контролировать ситуацию на рынке труда, как раньше, и рассчитывать исключительно на свой доход, однако они могут изменить то, как они выглядят.

В первую очередь изменить свою внешность стараются с помощью физических упражнений. Это, конечно, не ново, вспомните ли вы времена античности или Ренессанса или что-нибудь еще. Нет ничего плохого в спорте как таковом, но вне зависимости от того, нравится ли человеку им заниматься, для мужчин это культурно приемлемое поведение – это занятие считается мужским и подкрепляется поощрением здорового образа жизни и культом спортивного тела. Ходить в тренажерный зал действительно не несет в себе ничего нездорового, но когда интенсивные тренировки являются попытками скрыть негативную оценку своего тела, такое поведение уже нельзя назвать адекватным и, тем более, здоровым. Ситуация достигает критической точки, когда тренировки занимают большую часть свободного времени, нарушая баланс между работой, семьей, встречами с друзьями, хобби и другими составляющими повседневной жизни.

Дисморфофобия (чрезмерная озабоченность особенностями своего тела) проявляется по-разному у мужчин и женщин, но урон от непрекращающейся внешней атаки на наши тела у одних не меньше, чем у других. Что говорят мужчинам, стремящимся к «совершенству»? «Не веди себя, как баба», «будь мужиком», их учат скрывать свои чувства хотя бы тем, что слезы – это уже не мужественно, но это простое утверждение заключает в себе совокупность ограничений, распространяющихся на эмоциональное поле мужчин. Да, здесь снова вспомнят о прессинге СМИ, с которым наконец-то борются женщины: из разных уголков планеты мы слышим яростные требования большего разнообразия размеров, пола и гендера в медиа, и все чаще к ним прислушиваются. Но мужчины, как их и учили, на свое положение не жалуются и отмалчиваются. И, несмотря на то, что исторически женщины дольше сталкиваются с жестоким оценочным отношением к их внешности, к мужчинам с подорванным восприятием образа тела и расстройствами пищевого поведения следует относиться с пониманием. Все мы люди, и поэтому должны понимать урон, наносимый медиа. Только так, общими усилиями, можно прийти к более боди-позитивному обществу для всех.

ken3Легко сказать: «Будь мужиком», не задумываясь о бремени, которое возлагается этой фразой – не меньшем, чем фразой: «Женщина должна». Бросая эту фразу мужчине, вы подразумеваете, что ему нужно навсегда забыть об эмоциях и переживаниях и никогда не показывать слабости. То, что мужчина об этом не говорит, не значит, что он не думает об этом. Самооценка подрывается заявлением о том, что он недостаточно сильный, следовательно, и недостаточно мужественный. Здесь берет свое начало дискриминация фемининных мужчин, подобно дискриминации маскулинных женщин, а это прямое ограничение проявления своей индивидуальности.

В мужском кругу это стереотипное представление о «настоящем мужчине» поддерживается даже активнее, чем в женском. Неуверенность в себе порождается необходимостью соответствовать сильному образу, элементы которого уже были приведены выше. Представления о красоте категоричнее всего выражаются в молодежной среде, и в этом же возрасте люди крайне уязвимы, их психика наиболее подвержена влиянию от давления со всех сторон, поэтому такие стереотипы прочно откладываются в голове. И попытки их искоренить предпринимаются нечасто не потому, что это сложно (хотя освобождение от культурного давления – задача, действительно, не из легких), а потому что это воспринимается как данное, то, что не требует изменений.

Первый важный шаг, который требуется предпринять в такой ситуации – это изменение своего образа мысли. И я бы сказала, что это самое сложное испытание под огромным общественным давлением. Принять как данное то, что все тела разные, разной формы, и нет ни одного «правильного» размера одежды, цвета кожи и разреза глаз, на самом деле, доступно каждому. Мы отдаем внешности право устанавливать цену нашей личности, тем самым загоняя ее в рамки, отсекая возможность стать чем-то большим, чем простой оболочкой. Что мешает нам подняться выше главенствующих культурных стереотипов? Выше дискриминации по признаку пола, расы, сексуальной ориентации и десятков других предрассудков?

Нужно признать, что в последнее время ситуация стала выправляться. Мы видим больше плюс-сайз моделей, которые не вызывают у публики ни смеха, ни удивления – это начинает восприниматься, как естественное, и это прекрасно. Социальные сети показывают разнообразие красоты (за рубежом это распространено шире, но также существует и в России), помогая людям найти себя и принять себя. Тем не менее, в отличие от женщин, вряд ли вы пока в таком же количестве увидите уверенных в себе толстяков на разворотах модных журналов и каталогов коллекций одежды в магазинах.

К сожалению, то, что мы видим по телевизору, на рекламных плакатах, и, еще чаще, в интернете (где агрессивная реклама, по моему мнению, воздействует сильнее всего), становится нашим желаемым идеалом, независимо от того, насколько соотносится с реальностью. И невозможность достичь его рассматривается как поражение. Негативных последствий, к которым это может привести, не перечесть. Они являются доказательством того, что мы не чувствуем всех масштабов влияния медиа и социума на нас, но оно неизбежно затрагивает нашу самооценку.

Это правда, что внешняя оболочка все еще пристрастнее оценивается в женщинах, чем в мужчинах – слишком долгая история этой дискриминации, и пройдет еще много времени, прежде чем общество сможет освободиться от гнета стандартов красоты. Но не стоит думать, что проблема касается исключительно женского тела – это проявление сексизма, которое не чем ни лучше ограничений, направленных на женщин. Как бы то ни было, мы не можем игнорировать взлет нездорового восприятия своей внешности среди мужчин, когда люди убивают свое психологическое здоровье из-за того, что не знают, что делать со своими чувствами. Уже одно то, что недовольство своей внешностью воспринимается как типичная «женская» проблема, отрезает огромный круг людей от возможности выздоровления.

О каком тогда гуманном отношении друг к другу может идти речь, когда вокруг столько ненависти и неприятия? При всей критике различных исторических эпох, в 21 веке существуют свои предрассудки на пути прогресса. И пока они находят такую широкую поддержку, мы не сможем двигаться дальше.

 

Об авторе: Полина Буйвич, студентка 3 курса Московского Государственного Педагогического Университета.

Материал подготовлен в рамках конкурса «Гендер глазами студентов» Фонда им. Генриха Бёлля.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *