Юлия Радужан, Игорь Синельников. Тело под контролем: естественность и неестественность в гендерной перспективе

, , , , , ,

Всем известно, что представления о красоте и ее идеалы – как в женском, так и в мужском варианте – меняются на протяжении всей истории человечества от культуры к культуре. Одно и то же явление, вроде больших глаз или длинных волос, может в разное время и в разных странах расцениваться совершенно противоположно. Этот факт делает само понятие красоты крайне условным и относительным. Не углубляясь, однако, в историческую перспективу, можно выделить некоторые закономерности эволюции предпочтительного телесного образа и проанализировать, с какими же особенностями представления о женском и мужском теле мы сталкиваемся сегодня.

Обобщая и упрощая, можно заметить, что в разное время эталоны красоты тяготеют к «естественности» или, наоборот, к «неестественности» (важно, что оба понятия очень размыты и сложно вычленимы; чисто интуитивно под естественностью мы будем понимать тяготение к природным цветам и физиологическим моделям). Находясь в тесной и неразрывной связи с общественными, культурными, политическими событиями, «естественные периоды» имеют тенденцию проявляться во времена относительного упадка (Средневековье, мировые войны), а «неестественные» – скорее, расцвета (Древний Египет, эпоха барокко).

1

Playboy, январь 1970, стр. 144

Следующим пунктом борьбы с естественностью является предпочитаемая аноректическая худоба. Однако, несмотря на то, что щуплость была в моде на протяжении всего прошлого века, лет 40 назад в американских изданиях Playboyможно было увидеть девушек с неприемлемой по сегодняшним меркам фигурой. Иными словами, если в начале 70-х такой «животик» считался нормальным, сегодня он подлежит обязательному искоренению.В отношении женского тела в современном мире западной цивилизации доминирует, скорее, «неестественность». Самый яркий пример подобного отношения связан с так называемыми «нежелательными» волосами, т.е. с волосами на тех частях тела, на которых им, как считается, не следует расти: ноги, руки, подмышки, пах, лицо. Говоря о «неестественности», мы подчеркиваем, что с точки зрения физиологии такие волосы не представляют для человека никакой угрозы, а их появление не является аномалией или болезнью. Однако они табуируются общественным сознанием, заставляя женщин идти на болезненные, а порой опасные процедуры по их удалению. Вплоть до 30-х годов ХХ века в американских салонах красоты для удаления нежелательных волос использовались… рентгеновские лучи! Свойство радиации вызывать выпадение волос тогда было известно, а вот чудовищный вред для здоровья долгое время считался байкой.

Продолжая разглядывать формы плейбоевских красавиц, мы находим еще одну «неестественную» деталь: форму груди. Если в том же издании 70-го года на страницах можно увидеть девушку с небольшой, плоской или неполной грудью, сегодняшний стандарт красоты допускает только идеально круглые груди не меньше третьего размера, которые, впрочем, в реальной жизни встречаются не так уж часто, потому что от природы форма и размер женских молочных желез крайне разнообразны.

Наконец, – яркий макияж, наращенные волосы и ногти, увеличенные губы и идеально гладкая кожа – завершают картину, создавая совершенно «кукольный» образ – или образ манекена, где все гладкое, ровное, упругое, как будто резиновое или пластмассовое. Большие распахнутые глаза и отсутствие волос на теле, как у ребенка, добавляют образу определенную инфантильность.

Этот «пластмассовый» образ старательно поддерживается массовой культурой. Интернет пестрит рекламой невероятно эффективных техник похудения и омоложения, косметическая промышленность дает все необходимое для безупречной кожи в любом возрасте, в салоне красоты женщине помогут избавиться от нежелательных волос, а в магазинах одежда висит на скелетах-манекенах. Все вокруг намекает, что женское тело в его естественном виде – моветон.

3

Реклама фитнесс-центра в миланском метрополитене. Фото с сайта http://la-rete-non-neutra.noblogs.org/

Реклама фитнесс-центра в миланском метрополитене. Фото с сайта http://la-rete-non-neutra.noblogs.org/

К чему это все приводит? Во-первых, к пониженной самооценке у тех девушек и женщин, которые не соответствуют подобному идеалу – несмотря на то, что еще пару десятилетий назад к ним никто бы не придрался. Погоня за идеалом заставляет тратить время, деньги, душевные и физические силы. Неприятие, отрицание собственного тела таким, какое оно есть, в некоторых случаях с течением времени приводит к отрицанию себя и к глубоким психологическим нестыковкам, расстройствам, вплоть до нарушений.

Во-вторых, это приводит к огромным доходам в индустрии красоты, в сфере косметики, препаратов, пластической хирургии. Спрос рождает предложение, но и предложение рождает спрос: каждая новинка в любой из сфер находит радостный отклик. Говоря об интернет-объявлениях, можно отметить, что если российская реклама, как правило, предлагает секреты похудения и методы избавления от жира в различных местах, то американская, напротив, больше упора делает на новый тренд – накачанное, мускулистое женское тело.

Это размышление о современном идеальном женском теле было бы неполным, если бы мы не упомянули о том, что описанный выше кукольный образ – не единственная альтернатива. Существует немало поклонников более естественного образа (в нашей стране это связано с волной патриотизма и «возвращения» к образу «скромной славянской девушки»), кто считает более красивыми пышные формы. Некоторые параметры женской красоты сегодня все же тяготеют к «естественности», например, тон кожи – светлая или загорелая, цвет волос (за исключением неприемлемой седины) и простота прически.

Аспект, который нам сложно осветить и проанализировать из-за недостаточности информации, касается вариаций образа идеального тела между различными странами. Мы можем лишь отметить некоторые тенденции. Например, в славянских странах (Польше и России) мы чаще наблюдаем девушек на каблуках, которые мы относим к «неестественности», так как они ставят стопу в неудобное, болезненное и потенциально опасное положение. В других странах, например, в Италии, в дневное время увидеть женщину на каблуках (за исключением женщин, придерживающихся корпоративного дресс-кода) практически невозможно. В вечернее время, кстати, мы тоже наблюдаем на каблуках больше азиаток, чем итальянок.

Ценителями и, соответственно, «оценщиками» женской красоты всегда считались мужчины, хотя на практике это не совсем верно. Ведь женщинам более свойственно оценивать других женщин и сравнивать себя с ними, выявлять физические «недостатки», вроде жирного блеска кожи, которые улавливает далеко не всякий мужской глаз, что усугубляет концентрацию на мелких «дефектах» и подливает масла в огонь самооценки.

С мужским телом все обстоит несколько иначе. С одной стороны, в наше время мужчине «дозволено» выглядеть куда более «естественно», чем женщине. С другой стороны, и здесь ситуация обладает своими особенностями и сложностями.

Микеланджело Буонарроти. Давид. Фото с сайта http://ru.wikipedia.org/

Микеланджело Буонарроти. Давид. Фото с сайта http://ru.wikipedia.org/

Общество начинает формировать тело мальчика с раннего возраста, поскольку ему предстоит подвергнуться серьезным физическим трансформациям. Правильное питание, обогащенное витаминами и микроэлементами, и достаточная спортивная нагрузка могут помочь молодому человеку достичь заветных 180 см роста и 80 кг веса и, тем самым, успешнее встроится в социум. В целях заботы о здоровье, государство предлагает обязательные занятия физкультурой несколько раз в неделю в начальных, средних и высших учебных заведениях, однако, этих занятий никогда не достаточно, чтобы встать на высокую ступеньку иерархии в мужском сообществе, где, прежде всего, ценится всё та же нормативная сила. Говоря о массовом спорте в политике государства, нельзя не вспомнить тезис Карла Ясперса, который отметил, что спорт как массовое явление служит и с той целью, чтобы «отвести в иную сферы инстинкты, которые могут стать опасными для аппарата». В знаменитых «Олимпии» и «Триумфе воли» неосознанно режиссеру Лени Рифеншталь удалось показать, как спортивная политика в нацистской Германии помогла режиму в успокоении масс в трудный период для германской истории, а потом и вовсе стала одной из институциональных баз для физической и идеологической подготовки солдат Третьего рейха.Мужское тело сегодня едва ли не в большей степени, чем женское, является объектом  социального контроля и товарного фетишизма. Помимо индустрии красоты, традиционно считающейся преимущественно женской территорией, мужское тело контролирует также обширная индустрия спорта, еще глубже укорененная в представлениях о примордиальной маскулинности, и политика государства, требующая наличия сильной армии для защиты своей территории. Развитая мускулатура, стройность, та или иная степень волосяного покрова с древности считались предпочтительными атрибутами мужской красоты и влияниям моды до последнего времени практически не подвергались. Этот стандарт зафиксирован в самых  различных семиотических кодах от античной скульптуры до современного глянца. Даже некоторый гендерный поворотhoutcoutureв сторону андрогинности лишь подтверждает данное правило, бросая вызов нормативным представлениям о мужском, но с завидной регулярностью размещая рекламу своих масс-маркет товаров в мужских журналах, ориентированных на классический стандарт, таких какGQи Men’sHealth.

Социальный статус крепкого мужского тела исторически преимущественно высок и окружающими считывается как символ престижа и превосходства. Хотя в определенные эпохи мощная мускулатура могла расцениваться и как признак низкого статуса (рабочий, крестьянин, раб), а телесная инфантильность, напротив, – как аристократическая утонченность и признак принадлежности к элите. При этом народный фольклор полон историями, как светские дамы встречаются с крепкими конюхами в тайне от своих субтильных родовитых мужей. Эта весьма упрощенная схема показывает, как трансформированное мужское тело приравнивается к «естественному», а естественное, не подвергшееся физическим перегрузкам, к «недоработанному».

Современность вносит в эту схему свои коррективы. Внешность в ряде профессий становится товаром, равноценным интеллекту и профессиональным навыкам, а ускорение времени требует достижения приемлемого результата в короткие сроки. В полной мере этот феномен отражает фитнесс-индустрия, культивирующая образ красивого, сильного мужчины средних лет в дорогом костюме, с приличным счетом в банке, автомобилем представительского класса и овеваемым популярным ароматом, раскрывающимся «теплом и мужественностью древесных нот гвайяка».  Зачастую той физической нагрузки, которую предлагают образовательные учреждения, недостаточно, и люди записываются в фитнесс-клубы, попадая в своеобразную ловушку. Спорт оказывается тоталитарен в том смысле, что требует принесения все больших жертв от своего адепта, чем больше он погружается в его мир. Любой сайт, посвященный фитнесу, содержит предупреждение, что рост мышечной массы невозможен при недостаточном сне, питании и редком посещении зала. Более того, полгода занятий на тренажерах могут принести ощутимые плоды, но чтобы достичь идеала, необходимо начать употреблять пищевые добавки, которые способны компенсировать физические нагрузки. Все это затратно как по времени, так и по денежным средствам.

К тому же, следует провести различие между небольшими тренажерными залами, доступными практическим всем, и фитнес-клубами с дорогими абонементами, услугами тренеров, бассейнами и сауной. Посетители этих двух типов спортивных заведений выглядят также по-разному. В одном случае мы имеем парня с обложки, тело которого было под контролем профессионалов, в другом случае, парня, который чаще всего качается, стремясь набрать лишь мышечную массу, и не думая о сексуальной привлекательности, таким образом, реализуя стратегию «естественного» мужчины.

Обложки мужских журналов Men’s Health и GQ

Если мы обратимся к такой «библии маскулинности» как Men’sHealth, аудитория которого составляет почти 1,5 млн человек, то обнаружим, что посещая лишь тренажерный зал стать идеальным мужчиной невозможно. Необходимо овладеть некоторыми навыками, которые традиционно считались женскими, например, научиться разбираться в здоровом питании. В каждом номере журнала имеется обширный кулинарный раздел, рассказывающий читателям, как сексуальному холостяку прокормиться так, чтобы не набрать лишнего жиру. Есть там и гид по стилю. При этом бренды, которые предлагает Men’sHealthи подобные ему издания, чаще всего превышают материальные возможности рядового российского потребителя и ориентированы на прослойку среднего и высшего класса. Мужчина Men’sHealth – это усовершенствованная, капитализированная и даже интеллектуализированная версия «естественного» мужчины.

6

Обложки мужских журналов Men’s Health и GQ

5

 

 

 

 

 

 

 

В рассуждения о теле мужчины среднего класса закрадывается противоречие: в современных условиях развитая мускулатура не несет никакого практического смысла в связи с реальным отсутствием потребности в больших физических нагрузках. Её функция, в большей степени, приобретает символическое значение. Идеальное тело становится товаром, оно тем больше необходимо, чем выше человек поднимается по социальной лестнице. Как и женщина, мужчина, не соответствуя установленной социальной телесной норме, чувствует себя «лишенным», при том, что само идеальное тело – суть иллюзия. Как пишет Ги Дебор, в этом случае человеку придется либо восполнить «лишение», либо социально умереть.

Справедливости ради стоит отметить, что на восприятие мужского тела влияют возрастные и этнокультурные факторы. Так, в российской, да и в западной культуре в целом господин с брюшком никакого осуждения не вызывает. Это подчеркивает его статус, если он богат, либо же вызывает эффект понимания («ну, возраст, что поделать»). В культурах народов Северного Кавказа, полный живот, напротив, вызывает насмешки и осуждение, являясь феминным признаком. Данное требование к стройности содержится в многочисленных этических кодексах этих народов, где социальный контроль, в силу традиционности культуры, несравнимо жестче.

В завершение обратимся к недавней победе Кончиты Вурст на Евровидении, о которой гудит весь интернет и не только. Образ «бородатой женщины» – несомненно, пощечина стандартным идеалам и женской, и мужской красоты, которые мы привыкли видеть с экранов телевизоров. Прежде зрители обменивались критикой внешности участников конкурса в рамках стандартного отклонения, говоря языком статистики («как-то плохо на этой певице платье сидит», «что-то этот певец низковат»). Появление Вурст – это статистический «выброс», к интерпретации которого публика не привыкла, что породило широчайший диапазон оценок: от тотальной критики до полного восторга. Сам факт такого острого интереса к певице повторяет один из тезисов этого эссе: тело есть товар, характеристика, по значению не уступающая исполнению и таланту.

Мы считаем, что привлекая внимание к проблематике тела в гендерном аспекте, показывая относительность стандартов красоты и право людей быть разными, можно несколько ослабить контроль и индустрии красоты, и индустрии спорта над телом, которое по определению принадлежит самому человеку и только ему.

Об авторах: Юлия Радужан (Краковский экономический университет), Игорь Синельников (Санкт-Петербургский государственный университет)

Материал подготовлен в рамках конкурса «Гендер глазами студентов» Фонда им. Генриха Бёлля.

One Response to Юлия Радужан, Игорь Синельников. Тело под контролем: естественность и неестественность в гендерной перспективе

  1. Dinara says:

    Россия – многонациональная и мультирелигиозная страна, а вовсе не “славянская” как утверждают авторы

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *