Ломакин Илья. Однополая семья: что внутри?

, , , , , , , ,

Когда Игорь Семенович Кон в 2003 году выпустил второе дополненное издание своего труда «Лики и маски однополой любви. Лунный свет на заре», всего два небольших параграфа книги, общим объемом не более 6 страниц, были посвящены теме данной работы. Автор отмечал нехватку исследований однополых семей для составления более полноценной картины.

10_61В последние годы интерес исследователей к изучению однополых семей возрос [1]. В этой работе, насколько это возможно при данном формате, я попытаюсь структурировать и представить наиболее интересный материал по вопросам внутреннего устройства однополых семей, указывая на распределение роли гендерных аспектов в разных сферах внутрисемейного взаимодействия.

В первую очередь я вкратце объясню, почему стали возникать стабильные гомосексуальные сожительства, а затем последовательно покажу, где и как обычно возникают отношения между однополыми партнерами. Последние три части будут посвящены особенностям повседневной жизни с выделением сюжетов, связанных со спецификой распределения гендерных ролей внутри семьи, и вопросам стабильности однополых союзов.

Отмечу, что рассматривая однополые пары, я буду проводить параллели и с парами гетеросексуальными, желая обеспечить благоприятные условия для наглядного сравнения и более легкого понимания, если желаете, нормативности.

При изучении тех или иных аспектов жизни ЛГБТ, ученые часто сталкиваются со специфическими проблемами при сборе данных, которые, например, не стоят при исследовании гетеросексуалов. В частности, это закрытость многих гомо- и бисексуалов, скрывающих свою сексуальную ориентацию и потому отказывающихся от участия в проектах. Кроме того, часто из-за недоступности или простого отсутствия необходимой информации ограниченными в получении репрезентативных данных оказываются сами исследователи.

Практически любое исследование имеет определенные допущения (limitations). За небольшими исключениями, для тех работ, что я буду рассматривать в своей работе, в качестве респондентов выступают идентифицирующие себя как “геи” или “лесбиянки” преимущественно принадлежащие к европеоидной расе образованные представители среднего класса, находящиеся в отношениях с однополыми партнерами.

Российские ЛГБТ сегодня мало изучаются, а что касается однополых семей или хотя бы сожительств – крупные репрезентативные исследования практически отсутствуют. Поэтому тот накопленный материал, который я хочу представить (далеко не полный, что опять-таки явилось следствием регламентированной ограниченности моего эссе), я буду полностью основывать на работах ведущих зарубежных специалистов, в первую очередь речь пойдет об американских исследованиях.

Возникновение гомосексуальных союзов и семей

Постоянные сожительства геев и лесбиянок с укладом жизни, сходным с гетеросексуальной семьей, стали широко распространяться не так давно. До начала эпидемии СПИДа в 1981 г. стиль жизни огромного числа геев в мегаполисах непосредственно основывался на сексе, развлечениях и наркотиках. Культ спонтанности, проповедовавшийся битниками и хиппи, порождал беспорядочные незащищенные половые связи и, как следствие, распространение венерических заболеваний, а затем и ВИЧ-инфекции внутри гей-сообщества. Именно мужчины-геи стали первыми жертвами быстро распространявшейся в благоприятных условиях болезни.

Под воздействием эпидемии растет сексуальная тревожность, гомосексуалы стремительно изменяют свои сексуальные практики, стремясь сделать секс максимально безопасным и защищенным. Помимо множества психологических изменений, в таких условиях быстро усиливается акцент на верности, как одной из основных ценностей в отношениях. Стабильные партнерские отношения, моногамия становятся особо ценными, желанными, в то время как не так давно казавшийся привлекательным «радикальный секс», начинает подвергаться критике [2].

Возникновение взаимоотношений между однополыми партнерами (same-sex relationships)

трусыПытаясь найти партнера, гомосексуал сталкивается с особыми проблемами, в том числе, с давлением со стороны общества, принуждающего скрывать свои особенности, небольшим кругом потенциальных партнеров и ограниченными путями поиска.

Места знакомств

Встретить потенциального партнера в городской среде, с более выделяющимися особняком ЛГБТ-сообществом, безусловно, намного проще. Проведенное в 1994 г. национальное исследование (США), дало понять, что обстоятельства, при которых лесбиянки и геи находят друг друга, разнятся [3]. Для лесбиянок более свойственно встречать будущих партнеров в компаниях друзей (28% против 19% среди геев) или на работе (21% против 7%). Для геев в качестве мест знакомства оказались достаточно распространенными бары (22% против 4% у лесбиянок). Места, атмосферу которых можно связать с понятиями “анонимность” и “сексуальная заряженность” (общественные пространства – бары, бани, парки, а также анонимные объявления) намного более популярны у гей-пар (39%), нежели у лесбиянок (9%).

Вопрос о том, как геи и лесбиянки узнают “своих” изучен, к сожалению, очень слабо. Многие обозреватели ЛГБТ отмечают, что важную роль в упрощении практики знакомств внутри сообщества стал играть Интернет. Предоставляемые им широкие возможности для общения и поиска информации (веб-сайты, чаты, блоги, системы обмена мгновенными сообщениями, электронная почта и т.п.) и относительная анонимность обеспечивают безопасность при новых знакомствах и дают пользователю возможность самому решать когда, как и насколько раскрывать информацию о себе, а также каким образом репрезентировать свою сексуальность другим [4]. Игорь Кон приводит в пример, что «29% людей, ответивших на анкету Gay.ru, познакомились со своим другом или партнершей именно таким путем» (Кон, 2003. С. 481). Можно вполне обоснованно предположить, что за более чем 10 лет с момента выхода книги количество познакомившихся через Всемирную сеть значительно возросло.

Черты, на которые геи и лесбиянки обращают внимание при поиске потенциального партнера

Часть исследований ставила своей целью сравнить те характерные черты, которые лесбиянки, геи и гетеросексуалы ищут в потенциальных партнерах. В основном, предпочтения к определенным качествам у геев и лесбиянок совпадают с гетеросексуалами.

Помимо совпадения сексуальной ориентации, большинство отмечало также привязанность (affection), надежность и схожесть в интересах и религиозных верованиях. Отмечены были также разногласия, которые обусловлены половым различием: мужчины (гомо- и гетеросексуальные), формулируя в объявлениях о поиске партнера свои интересы, делали акцент на внешней привлекательности (physical attractiveness), в то время как женщины (гомо- и гетеросексуальные) – на личностных характеристиках [5].

Добавлю, что многие влюбленности лесбиянок начинались как дружба, затем, развившись в романтические отношения, уже приобретали сексуальный характер. Вследствие этого у некоторых женщин возникали сложности в оценке отношений: есть ли переход из дружеских в романтические, есть ли сексуальный интерес между двумя женщинами? [6]

Также некоторые исследователи, основываясь на стереотипе о том, что однополая пара обычно включает в себя маскулинного и феминного партнеров, проверяли версию, что каждый из этих типов ищет себе противоположность. Результаты во многом этот стереотип опровергли. Геи в основном предпочитают партнеров с традиционными маскулинными чертами (эти предпочтения оказывались слабее среди мужчин, оценивавших себя как относительно феминных), а у лесбиянок не наблюдалось особых преференций к какому-то одному типу партнеров. [7]

Свидания

Свидания у геев и лесбиянок представляют собой, как оказалось, вполне предсказуемую последовательность событий и полагаются на достаточно стандартные сценарии, схожие с гетеросексуальными. Клинкенберг и Роуз исследовали как гипотетические, так и фактические сценарии свиданий.

И геи, и лесбиянки выражали высокий уровень удовлетворенности своим последним первым свиданием с партнером. Больше половины упомянутых действий у геев и лесбиянок сходятся: это, например, обсуждение планов, более близкое знакомство (getting to know each other), посещение мероприятия (концерт, кинотеатр и т.п.), ужин и инициирование физического контакта. И те, и другие нервничают перед событием.

Однако существуют и достаточно важные различия. Так, сценарии у геев оказались более ориентированы на сексуальный контакт (more sexually oriented) и меньше на интимную близость (less intimacy-focused), нежели у лесбиянок. Несмотря на то, что около 48% мужчин указывали на наличие сексуального контакта уже на первом свидании (против 12% среди женщин), почти никто не упомянул о практиках безопасного секса (авторы предполагают, что это издержки открытого формата исследования). Из интересных замечаний можно также отметить, что мужчинам-геям было свойственно включать в сценарий употребление алкоголя, а лесбиянки, в отличие от гетеросексуальных женщин, не говорили о свидании со своими родителями. [8]

В целом установлено, что несмотря на большие сходства со сценариями гетеросексуалов, в отличие от последних, геи и лесбиянки не принимают специфические гендерные роли (gender-typed roles) во время свидания.

Распределение домашних обязанностей в однополых семьях

рукиВ любом союзе – гетеро- или гомосексуальном – партнеры которого живут вместе, по умолчанию или договариваясь они утверждают, что каждый супруг должен вносить свой вклад в благосостояние брака. Таким образом, возникает вопрос “Who does what?”. [9]

Для большинства гетеросексуальных пар, несмотря на оторванность места работы женщины от дома, распределение домашних обязанностей до сих пор распределяется соответственно биологическому полу, а мужская роль в семье имеет главенствующий статус. Вследствие особой специфики распределения каких бы то ни было ролей в однополых семьях, разделение домашнего труда у геев и лесбиянок само по себе намного более гибкое и практически не подразумевает гетеронормативного разделения на маскулинные/феминные роли типа «муж-жена». Это означает, что супруги стремятся распределять объемы работы в соответствии со своими возможностями и предпочтениями, причем часто так, чтобы каждый из них выполнял равное количество различных видов деятельности. Также известно, что геям больше свойственно разделение обязанностей при условии закрепления за тем или иным партнером определенного спектра обязанностей (т.е. происходит своего рода специализация партнеров), в то время как лесбиянки стремятся разделять все рода деятельности между собой. [10] Специализация может проявиться и как смежная характеристика крепкого брачного союза, позволяющая наиболее эффективно исполнять домашние обязанности. [11]

Конечно, разделение домашних обязанностей в гомосексуальных семьях осуществляется не на абсолютно равной основе, однако, оно более сбалансированно и соотносится с интересами, навыками и даже рабочими графиками конкретных партнеров.

В большинстве семей геев и лесбиянок отсутствует модель одного кормильца (т.е. оба партнера работают), что обеспечивает определенный уровень экономической независимости партнеров. Однако исследователями были сделаны и следующие выводы: в гей-парах уровень дохода имеет высокое значение в определении, какой из партнеров будет иметь доминирующую роль в семейных делах, и, напротив, существуют определенные доказательства, состоящие в том, что лесбиянки стремятся избежать влияния финансовых вопросов на распределение власти в отношениях. [12] Также проявление доминирования одного из супругов могут обеспечить и более высокий уровень образования, старший возраст и т.д.

Так или иначе, у геев и лесбиянок существует более выраженная, чем у гетеросексуалов, установка на равное распределение домашнего труда. Ш. Паттерсон отмечает, что такая модель балансирования между нуждами всех и возможностями каждого остается рабочей и когда у однополой пары появляются дети (обязанности по уходу за ребенком также наиболее справедливо распределяются). [13]

Лоренс Курдек утверждает, что социальную поддержку гомосексуальные пары получают больше от друзей, нежели от членов семьи. Особенно это касается лесбийских пар. Автор исследования замечает также, что хотя геи и лесбиянки могут сокращать или вовсе отказываться от контакта со своими родственниками, пытаясь убежать от негативных воздействий отсутствия поддержки от них, остается непонятым, что они также теряют и определенное «положительное стабилизирующее влияние, которое может обеспечить общение с семьей. [14]

Конфликты и их разрешение в однополых семьях

Причины конфликтов

Проблемы и разногласия неизбежны в любых тесных взаимоотношениях, и можно утверждать, что корни конфликтов в однополых семьях по сути те же, что и у гетеросексуальных партнеров. Так внутрисемейные трудности возникают из-за религиозных, расовых, этнических, социально-экономических различий, а также из-за проблем на работе, денежных затруднений, разногласий с родственниками и т.д. [15] Реже, чем у гетеросексуалов, причиной ссор для геев и лесбиянок становится распределение денежных средств (money management), что вполне можно объяснить вышеописанной тенденцией однополых супругов к финансовой независимости. Однако в одном из своих исследований Л. Курдек выделил пять наиболее конфликтных сфер для лесбийских и гей-пар, куда вошли и финансовые вопросы. Остальные четыре – это стиль вождения автомобиля, секс, чрезмерная критичность партнера и вопросы распределения домашних обязанностей. [16]

Существуют также поводы конфликтов, которые свойственны лишь однополым парам и возникают из-за существования негативного отношения общества к гомосексуальности. Так, их причиной могут стать споры между партнерами относительно степени, в которой следует раскрывать сущность отношений между ними на публике. [17]

Конфликтной сферой, актуальной больше для однополых пар, также является недоверие (distrust). Причиной его может послужить тот факт, что многие геи и лесбиянки, расставаясь с предыдущими партнерами, не рвут связи друг с другом, как это зачастую делают гетеросексуалы, а продолжают общаться и даже помогать друг другу, что вполне может вызвать ревность у нынешнего партнера. [18]

Разрешение конфликтов

В гетеросексуальных союзах конфликт зачастую возникает из-за накопления систематических различий в представлениях мужчины и женщины о мире. Урегулирование конфликтов между однополыми супругами – более легкий процесс, нежели между гетеросексуальными, ведь партнеры одного пола и мир видят в относительно схожем ракурсе. [19]

В ходе эмпирических исследований оказалось, что инициаторы внутрисемейных конфликтов, относящиеся к геям и лесбиянкам, проявляли более позитивные эмоции, нежели гетеросексуалы. Гомосексуалов выделяли бóльшая расположенность к партнеру-оппоненту, бóльшие азарт и чувство юмора. Авторы делали предположение о том, что отношения гомосексуальных и гетеросексуальных партнеров могут работать на разных принципах. Дело в том, что в конфликте внутри пары, состоящей из мужчины и женщины, инициатор занимает позицию, с выдающимися элементами властности и влияния: один партнер предъявляет требование (demand), другой – отступает (withdraw). [20] Для однополых пар в этом случае, возможно, также проявляется уже описанное выше стремление к равноправию (equality) в союзе, которое становится возможным благодаря меньшим различиям в объемах наличной власти и статусах партнеров. Гомосексуалам удается спорить более эффективно и конструктивно, отрицая гетеросексуальные модели поведения и предлагая взамен им взвешенные возможные решения конфликта и компромиссы. [21]

Стабильность однополых союзов, уровень удовлетворенности и благополучия

Существуют исследования по проблематике разводов среди однополых пар, однако, их результаты довольно противоречивы, и обсуждение их заслуживает, пожалуй, отдельной работы. Мы  рассмотрим лишь некоторые наиболее интересные изученные на сегодняшний день аспекты, влияющие на качество взаимоотношений (relationship quality) и, как следствие, на их стабильность и длительность.

Сожительствующие лесбийские и гей-пары чаще расходятся, нежели женатые гетеросексуалы, поскольку не видят перед собой институционализированных барьеров: социальных, религиозных, правовых. Несмотря на то, что вышеописанное можно отнести и к сожительствам мужчин и женщин, далеко не для всех однополых семей свойственно, например, наличие детей, а потому пропадает ещё один барьер, позволяющий сохранить брак. [22]

Как уже было сказано, выбор партнера в среде лесбиянок и геев достаточно невелик, и связи с бывшими обычно не обрываются, а переходят в формат дружественных отношений. Гомосексуальные респонденты из эмоциональных реакций на расставание со своим предыдущим партнером чаще всего выделяли следующие: личностный рост (personal growth), одиночество и освобождение от конфликта (relief from conflict) – причем, именно в таком порядке. А наиболее упоминаемые проблемы состояли в сохранении связей с экс-партнером, финансовых трудностях и трудностях найти другого партнера. [23]

Безусловно, для однополых пар существуют и особые причины прекращения отношений. Исследование Мора и Фассингера 2006 г. одним из своих выводов указывало на то, что существует влияние гомофобных условий на качество взаимоотношений и, как следствие, на удовлетворенность партнеров (satisfaction): респонденты, менее озабоченные своей гомосексуальностью и негативным отношением общества к себе,  оценивали качество своих взаимоотношений выше, и наоборот. [24] Авторы отмечают, что эти выводы более справедливы для геев, объясняя такие результаты тем, что социальное осуждение мужской гомосексуальности сильнее, нежели женской.

скульптураПомимо этого, как известно, в большинстве стран однополые браки не разрешены законом – так пропадает еще одна сдерживающая нить. Исследования подтверждают, что для однополых пар формально заключенный брак обеспечивает эмоциональное здоровье (emotional well-being) и удовлетворенность взаимоотношениями (relationship satisfaction), что позволяет говорить о более высоком качестве таких взаимоотношений, большем благополучии. [25]

Говоря о факторах, обуславливающих меньшую устойчивость однополых союзов, нельзя не упомянуть эпидемию ВИЧ/СПИД, особенно актуальную для пар мужчин-гомосексуалов. Одно из исследований нью-йоркских геев начала 1990-х гг. установило, что около одной трети опрошенных потеряли близкого друга или партнера из-за СПИДа. [26] Игорь Кон пишет, что к концу 1995 года «реальные цифры [ВИЧ-инфицированных], по подсчетам специалистов, колеблются от 870 тысяч до 1 миллиона 200 тысяч человек», свыше половины из которых составляли мужчины, имевшие секс с мужчинами. [27]

Существуют также своего рода стереотипы, состоящие в том, что гомосексуальные пары не могут построить нормального союза. Однако эмпирические данные этот тезис опровергают. Впечатляющим представляется то, что при вышеописанных условиях дискриминации и отсутствия поддержки государственных институтов (benefits of institutionalized supports), доступной гетеросексуалам, однополые пары, пусть и намного реже, но все-таки способны выстраивать достаточно долгосрочные отношения. В демографическом исследовании К. Карпентера и Г. Гейтса 2008 г. был проведен анализ данных крупного исследования lesbigay-населения Калифорнии, который дал следующие выводы: длительность отношений между партнерами, зарегистрировавшими свое сожительство (8.91 лет для лесбиянок и 12.25 лет для геев), оказалась больше, чем между теми, кто этого не делал (7.82 лет для лесбиянок и 9.57 для геев). [28] От 8 до 21% среди лесбийских пар и от 18 до 28% среди гей-пар выделял в 2004 г. Л. Курдек, говоря о респондентах, совместно проживающих 10 и более лет. [29]

Заключение

Так или иначе, но на сегодняшний день исследования однополых пар больше указывают на их сходство, нежели на различие с гетеросексуалами. Сегодня 15 стран признают браки однополых партнеров на общегосударственном уровне. В США, Мексике, Великобритании и Австралии их регистрирует часть регионов, а во многих других странах, желая избежать конфессиональных конфликтов, их узаконивают под другими названиями. [30]

Направлений для изучения однополых семей по-прежнему много. Для начала, следует уделять больше внимания составу выборки (аспекты, которые я обозначал, говоря во Введении о допущениях), доводить ее до максимально возможной в каждой конкретной ситуации репрезентативности, в первую очередь, за счет расширения базы респондентов, основанном на принципах мультиэтничности и разнообразия уровня доходов и жизни членов однополых семей, участвующих в исследовании. Нельзя также останавливаться на достигнутом относительно вопросов о распределении гендерных ролей в однополых семьях, поскольку многие сюжеты по-прежнему требуют внесения ясности, точности.

Далее скажу о достойных внимания темах. Это, во-первых, уже упомянутые слабоизученные механизмы идентификации “своих”, а также статистическое измерение и последующее глубокое изучение вопросов, касающихся знакомств ЛГБТ через Интернет, определение его реальной роли в жизни современного сообщества. Во-вторых, более конкретное и детализированное изучение темы длительности отношений и разводов у гомосексуальных пар (отмечу, что теперь в США, принявших в ряде штатов законы, легитимирующие однополые браки, для исследователей становится доступной и официальная государственная статистика). В-третьих, важным представляется более подробное изучение жизнедеятельности гомосексуальных пар в условиях стигматизации и дискриминации. Последними я назову вопросы, связанные с влиянием эпидемии ВИЧ/СПИД на отношения и повседневные практики однополых супругов.

Следует признать, что в работе не была освещена немаловажная тема “детей в семьях геев и лесбиянок” и наиболее интересная ее ветвь – “children’s gender development в однополой семье”. Автор убежден, что эти вопросы заслуживают отдельного, причем достаточно масштабного обзора.

Завершая, хочется выразить свое сожаление о том, что многие интереснейшие исследования не переводятся на русский язык и даже не интерпретируются в научно-популярной литературе (чем, во многом, занимался И.С. Кон), а потому оказываются недоступными широкой аудитории. Говорить о крупных российских квир-исследованиях, подобных рассмотренным в этой работе, вовсе не приходится. Государство не заинтересовано в их грантировании. В то же время, условия, имеющиеся для финансирования из-за рубежа, скорее отпугивают потенциальных спонсоров.

 

Об авторе: Ломакин Илья, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», департамент политической науки факультета социальных наук, 2 курс

Материал подготовлен в рамках конкурса «Гендер глазами студентов» Фонда им. Генриха Бёлля.

 

[1] см., например: Gottman J. M. et al. Observing gay, lesbian and heterosexual couples’ relationships: Mathematical modeling of conflict interaction // Journal of Homosexuality. 2003. Vol. 45, Issue 1. P. 65-91; Mohr J.J., Fassinger R.E. Sexual orientation identity and romantic relationship quality in same-sex couples // Personality and Social Psychology Bulletin. 2006. Vol. 32, № 8. P. 1085-1099; Carpenter C., Gates G.J. Gay and lesbian partnership: Evidence from California // Demography. 2008. Vol. 45, Issue 3. P. 573-590; Biblarz T. J., Savci E. Lesbian, gay, bisexual, and transgender families // Journal of Marriage and Family. 2010. Vol. 72, Issue 3. P. 480-497; Fingerhut A.W., Peplau L.A. Same-sex romantic relationships. Handbook of psychology and sexual orientation / edited by C.J. Patterson, A.R. D’Augelli. New York: Oxford University Press, 2013. P. 165-178.

[2] Кон И.С. Лики и маски однополой любви. Лунный свет на заре. M.: Астрель: АСТ, 2003. С. 302-304.

[3] Bryant A.S., Demian. Relationship characteristics of American gay and lesbian couples: Findings from a national survey // Journal of Gay & Lesbian Social Services. 1994. Vol. 1, Issue 2. P. 110.

[4] Harper G.W. et al.The role of the Internet in the sexual identity development of gay and bisexual male adolescents. The story of sexual identity: Narrative perspectives on the gay and lesbian life course / edited by P.L. Hammack & B.J. Cohler New York: Oxford University Press, 2009. P. 319-320.

[5] Peplau L.A., Spalding L.R. The close relationships of lesbians, gay men and bisexuals. Close relationships: A sourcebook / edited by C. Hendrick & S.S. Hendrick. Thousand Oaks, CA: Sage Publications, 2000. P. 113.

[6] Rose S., Zand D., Cini M. Lesbian courtship scripts. Boston marriages: Romantic but asexual relationships among contemporary lesbians / edited by E.D. Rothblum & K.A. Brehony. Amherst: University of Massachusetts Press, 1993. P. 71-72.

[7] Bailey J.M. et al. Butch, femme, or straight acting? Partner preferences of gay men and lesbians // Journal of Personality and Social Psychology. 1997. Vol. 73, Issue 5. P. 973.

[8] Klinkenberg D., Rose S. Dating scripts of gay men and lesbians // Journal of Homosexuality. 1994. Vol. 26, Issue 4. P. 30-34.

[9] Kurdek L.A. What do we know about gay and lesbian couples? // Current Directions in Psychological Science. 2005. Vol. 14, № 5. P. 252.

[10] Kurdek L.A. The allocation of household labor in gay, lesbian, and heterosexual married couples // Journal of Social Issues. 1993. Vol. 49, Issue 3. P. 136.

[11] Kurdek L.A. What… P. 252.

[12] Peplau L.A., Beals K.P. The family lives of lesbians and gay men. Handbook of family communication / edited by Anita L. Vangelisti. Mahvah, New Jersey: Lawrence Erlbaum Associates, 2004. P. 240.

[13] Patterson C.J. Adoption of minor children by lesbian and gay adults: a social science perspective // Duke Journal of Gender Law & Policy. 1995. Vol. 2, Issue 1. P. 204-205.

[14] Kurdek L.A. Are gay and lesbian cohabiting couples really different from heterosexual married couples? // Journal of Marriage and Family. 2004. Vol. 66, Issue 4. P. 891.

[15] Patterson C.J. Family relationships of lesbians and gay men // Journal of Marriage and Family. 2000. Vol. 62, Issue 4. P. 1054.

[16] Kurdek L.A. Areas of conflict for gay, lesbian, and heterosexual couples: What couples argue about influences relationship satisfaction // Journal of Marriage and the Family. 1994. Vol. 56, Issue 4. P.932.

[17] Patterson C.J. Family relationships… P. 1054.

[18] Kurdek L.A. Areas… P. 932.

[19] Kurdek L.A. What… P. 252.

[20] Gottman J. M. et al. Observing… P. 83-88.

[21] Kurdek L.A. What… P. 252.

[22] Ibid. P. 253.

[23] Peplau L.A., Spalding L.R. The close relationships… P. 121.

[24] Mohr J.J., Fassinger R.E. Sexual orientation identity… P. 1095.

[25] Fingerhut A.W., Maisel N.C. Relationship formalization and individual and relationship well-being among same-sex couples // Journal of Social and Personal Relationships. 2010. Vol. 27, Issue 7. P. 965.

[26] Patterson C.J. Family relationships… P. 1055.

[27] Кон И.С. Лики… С. 303.

[28] Carpenter C., Gates G.J. Gay… P. 584-585.

[29] Kurdek L.A. What… P. 253.

[30] Кон И.С. Три в одном: сексуальная, гендерная и семейная революции // Демоскоп Weekly. 2010. № 447-448.

 

Библиография

Кон И.С. Лики и маски однополой любви. Лунный свет на заре. – M.: Астрель: АСТ, 2003. – 576 c.

Кон И.С. Три в одном: сексуальная, гендерная и семейная революции // Демоскоп Weekly. – 2010. – № 447-448.

Bailey J.M. et al. Butch, femme, or straight acting? Partner preferences of gay men and lesbians // Journal of Personality and Social Psychology. – 1997. – Vol. 73, Issue 5. – P. 960-973.

Biblarz T. J., Savci E. Lesbian, gay, bisexual, and transgender families // Journal of Marriage and Family. – 2010. – Vol. 72, Issue 3. – P. 480-497.

Bryant A.S., Demian. Relationship characteristics of American gay and lesbian couples: Findings from a national survey // Journal of Gay & Lesbian Social Services. – 1994. – Vol. 1, Issue 2. – P. 101-117.

Carpenter C., Gates G.J. Gay and lesbian partnership: Evidence from California // Demography. – 2008. – Vol. 45, Issue 3. – P. 573-590.

Fingerhut A.W., Maisel N.C. Relationship formalization and individual and relationship well-being among same-sex couples // Journal of Social and Personal Relationships. – 2010. – Vol. 27, Issue 7. – P. 956-969.

Fingerhut A.W., Peplau L.A. Same-sex romantic relationships. Handbook of psychology and sexual orientation / edited by C.J. Patterson, A.R. D’Augelli. – New York: Oxford University Press, 2013. – P. 165-178.

Gottman J. M. et al. Observing gay, lesbian and heterosexual couples’ relationships: Mathematical modeling of conflict interaction // Journal of Homosexuality. – 2003. – Vol. 45, Issue 1. – P. 65-91.

Harper G.W. et al.The role of the Internet in the sexual identity development of gay and bisexual male adolescents. The story of sexual identity: Narrative perspectives on the gay and lesbian life course / edited by P.L. Hammack & B.J. Cohler – New York: Oxford University Press, 2009. – P. 297-326.

Klinkenberg D., Rose S. Dating scripts of gay men and lesbians // Journal of Homosexuality. – 1994. – Vol. 26, Issue 4. – P. 23-35.

Kurdek L.A. Are gay and lesbian cohabiting couples really different from heterosexual married couples? // Journal of Marriage and Family. – 2004. – Vol. 66, Issue 4. – P. 880-900.

Kurdek L.A. Areas of conflict for gay, lesbian, and heterosexual couples: What couples argue about influences relationship satisfaction // Journal of Marriage and the Family. – 1994. – Vol. 56, Issue 4. – P. 923-934.

Kurdek L.A. The allocation of household labor in gay, lesbian, and heterosexual married couples // Journal of Social Issues. – 1993. – Vol. 49, Issue 3. – P. 127-139.

Kurdek L.A. What do we know about gay and lesbian couples? // Current Directions in Psychological Science. – 2005. – Vol. 14, № 5. – P. 251-254.

Mohr J.J., Fassinger R.E. Sexual orientation identity and romantic relationship quality in same-sex couples // Personality and Social Psychology Bulletin. – 2006. – Vol. 32, № 8. – P. 1085-1099.

Patterson C.J. Adoption of minor children by lesbian and gay adults: a social science perspective // Duke Journal of Gender Law & Policy. – 1995. – Vol. 2, Issue 1. – P. 191-206.

Patterson C.J. Family relationships of lesbians and gay men // Journal of Marriage and Family. – 2000. – Vol. 62, Issue 4. – P. 1052-1069.

Peplau L.A., Beals K.P. The family lives of lesbians and gay men. Handbook of family communication / edited by Anita L. Vangelisti. – Mahvah, New Jersey: Lawrence Erlbaum Associates, 2004. – P. 233-248.

Peplau L.A., Spalding L.R. The close relationships of lesbians, gay men and bisexuals. Close relationships: A sourcebook / edited by C. Hendrick & S.S. Hendrick. – Thousand Oaks, CA: Sage Publications, 2000. – P. 111-124.

Rose S., Zand D., Cini M. Lesbian courtship scripts. Boston marriages: Romantic but asexual relationships among contemporary lesbians / edited by E.D. Rothblum & K.A. Brehony. – Amherst: University of Massachusetts Press, 1993. – P. 70-85.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *